ОТМЕЧЕННЫЕ ДОЖДЕВЫМИ ЧАЩОБАМИ

Робин Хобб

Город Драконов

Хроники Дождевых чащоб – 3

http://lib.rus.ec/b/470639

Робин Хобб

Город Драконов

Пролог

Тинталья и Айсфир

Она просто парила в воздушных потоках, плотно прижимая ноги к телу и обширно развернув крылья. Ее колеблющаяся тень скользила по волнистому песку пустыни как будто змееподобное существо с крыльями летучей мыши и длинноватым хвостом с рядом плавников ОТМЕЧЕННЫЕ ДОЖДЕВЫМИ ЧАЩОБАМИ. Довольное урчание рождалось глубоко в горле Тинтальи, удовлетворенной проведенным деньком. Они охотились на рассвете, и полностью успешно. Они убивали как обычно без помощи других, и провели утро, пируя и отсыпаясь. Сейчас же два дракона, все еще покрытые кровью и потрохами жертв, стремились к другой цели.

Впереди и чуток ниже ее ОТМЕЧЕННЫЕ ДОЖДЕВЫМИ ЧАЩОБАМИ поблескивал темный силуэт Айсфира. Он изогнулся, перемещая вес, чтоб изловить и оседлать ветер. Его корпус был тяжелее и сильнее, а тело длиннее. Ее схожая на перья чешуя отливала искрящимся голубым, он же был полностью черен. Тело Айсфира тяжело заплатило за длительное заточение во льдах, и на исцеление потребовались годы ОТМЕЧЕННЫЕ ДОЖДЕВЫМИ ЧАЩОБАМИ.

На толстых перепонках меж костями огромных крыльев Айсфира все еще были дыры. Наименее значимые раны уже издавна затянулись, но разрывы на крыльях заживали намного медленней, и выпирающие шрамы от их останутся навечно. В отличие от ее лазуревого совершенства. Уголком глаза Тинталья в восхищении поглядела на свои сверкающие крылья.

Как ОТМЕЧЕННЫЕ ДОЖДЕВЫМИ ЧАЩОБАМИ будто почувствовав, что она не глядит на него, Айсфир заложил крутой вираж и начал понижаться кругами. Она знала, куда они летят. Недалеко скалистый гребень вырывался из песка. Чахлые деревца и серо-зеленый кустарник покрывали зазубренный хребет и неровные впадины. Перед заросшими горами в просторном песочном бассейне ОТМЕЧЕННЫЕ ДОЖДЕВЫМИ ЧАЩОБАМИ скрывался оазис, окруженный редчайшими деревьями. Вода подымалась из земных недр и заполняла широкую, размеренную заводь. Даже зимой в этом углублении сохранялось дневное тепло.

После пополудни они собирались хорошо выкупаться в нагретой солнцем воде оазиса, чтоб отмыть кровь со шкур, а потом прокатиться по жесткому песку, кропотливо полируя чешуйки. Драконы отлично знали ОТМЕЧЕННЫЕ ДОЖДЕВЫМИ ЧАЩОБАМИ это место. Их охотничьи угодья простирались очень далековато, но приблизительно каждые 10 дней Айсфир опять вел их сюда. Он утверждал. что помнит это место из собственной дальной юности.

Когда-то тут было поселение Элдерлингов, которые хлопотали о прилетающих драконах. От тех белокаменных построек и заботливо выращенных виноградников ничего не ОТМЕЧЕННЫЕ ДОЖДЕВЫМИ ЧАЩОБАМИ осталось. Наползающая пустыня впитала их город, но оазис сохранился. Тинталья предпочла бы улететь далее на юг, в пустыню красноватого песка, куда никогда не приходит зима, но Айсфир отказался. Подозревая, что у него не хватает выносливости для такового перелета, Тинталья не единожды задумывалась бросить собственного спутника и продолжить путь. Но ОТМЕЧЕННЫЕ ДОЖДЕВЫМИ ЧАЩОБАМИ ужасная изоляция долгого плена в коконе оставило след на душе Тинтальи. Общение с драконом, даже таким своенравным и язвительным, было лучше одиночества.

Айсфир летел низковато, практически скользя по раскаленной поверхности. Единичные массивные взмахи крыльев направляли полет и расшвыривали песок. Тинталья следовала, повторяя за ним и оттачивая свое мастерство. Малое ОТМЕЧЕННЫЕ ДОЖДЕВЫМИ ЧАЩОБАМИ в спутнике заинтересовывало ее, но он был настоящим властелином воздуха.

Они следовали рельефу земли. Она знала его план — планирование приведет их к краю котловины, потом последует дикое скольжение вниз повдоль песочной дюны и они с распростертыми крыльями, в брызгах погрузятся в недвижную, подогретую солнцем воду.

Драконы были на ОТМЕЧЕННЫЕ ДОЖДЕВЫМИ ЧАЩОБАМИ полпути вниз по склону, когда песок у верхнего края бассейна взорвался. Скрывающие холстины были отброшены в сторону, и на их месте выросли шеренги лучников. Облако стрел роем полетела в драконов. 1-ая волна прогрохотала по ее бокам и крыльям, 2-ая по дуге настигала их. Драконы летели очень близко к земле и не могли ОТМЕЧЕННЫЕ ДОЖДЕВЫМИ ЧАЩОБАМИ опять набрать высоту. Айсфир, достигнув воды, зацепился и развернулся. Следовавшая за ним Тинталья не успевала ни свернуть, ни тормознуть. Она врезалась в Айсфира, и как их крылья и лапы перепутались в теплом мелководье, копейщики покинули свои замаскированные убежища и штурмовали драконов, как будто армия муравьев. Сзади их ОТМЕЧЕННЫЕ ДОЖДЕВЫМИ ЧАЩОБАМИ вставали еще люди и кидались вперед, держа наготове томные сети из толстых веревок и цепей.

Не думая, что может навредить ей, Айсфир оторвался от Тинтальи. Он выплеснулся из пруда и напал на людей, втаптывая ее в воду. Некие копейщики побежали; он раздавил других сильными задними лапами, развернулся и ОТМЕЧЕННЫЕ ДОЖДЕВЫМИ ЧАЩОБАМИ, хлестнув длинноватым хвостом, сбил еще нескольких.

Удивленная, погруженная в воду, Тинталья увидела его гортань и распахнутую пасть. За рядами сверкающих острых белоснежных зубов мелькнули красные и оранжевые мешки Айсфира с ядом. Он оборотился к нападающим и с шипящим ревом выпустил красное отравленное скопление. Чуть оно накрыло людей, их клики ОТМЕЧЕННЫЕ ДОЖДЕВЫМИ ЧАЩОБАМИ взметнулись к голубой чаше неба.

Кислота пожирала их. Броня из кожи либо металла замедляла, но не останавливала ее. Капли яда падали на землю, меж делом проходя через тела людей, оставляя дыры в коже, мясе, костях и кишках. Он шипел, достигнув песка. Некие погибали стремительно. Таких было незначительно.

Тинталья очень длительно смотрела на ОТМЕЧЕННЫЕ ДОЖДЕВЫМИ ЧАЩОБАМИ Айсфира — ее накрыла сеть. Каждое соединение, каждый узел утяжеляли свисающие кусочки свинца, в сеть вплетались тонкие и толстые цепи, а некие оканчивались зазубренными крюками. Она скрутила и перепутала крылья Тинтальи, и когда она схватила сеть фронтальными лапами, они запутались тоже. Тинталья гневно взревела и ощутила, что ее собственные мешки ОТМЕЧЕННЫЕ ДОЖДЕВЫМИ ЧАЩОБАМИ с ядом набухают, когда копейщики вошли в маленькую воду около берега. Она мимолетно увидела, что лучники натягивают тетивы для запоздалого залпа вниз повдоль песочного склона.

Она дернулась, когда копье попало в уязвимое место меж чешуйками за ее фронтальной лапой, в нежную область меж лапой и грудью. Оно не ОТМЕЧЕННЫЕ ДОЖДЕВЫМИ ЧАЩОБАМИ просочилось глубоко, но Тинталью ранее никогда не ранили. Она оборотилась, рыча от боли и гнева, и ее яд облаком вырвался вкупе с кликом. Копейщики опрокинулись в страхе. Яд ишак на сеть, ослабив веревки и цепи, и она поддалась Тинталье в борьбе, все еще опутывая драконицу, но сейчас та могла двигаться ОТМЕЧЕННЫЕ ДОЖДЕВЫМИ ЧАЩОБАМИ. Ярость окутала ее. Люди осмелились поруха на драконов?

Тинталья выкарабкалась из воды и кинулась в гущу людей, разрывая когтями и хлеща хвостом, и каждый вопль ее ярости аккомпанировало скопление яда. Скоро пронзительные клики погибающих людей заполнили воздух. Ей не надо было глядеть на Айсфира — она и так могла ОТМЕЧЕННЫЕ ДОЖДЕВЫМИ ЧАЩОБАМИ слышать устроенную им бойню.

Стрелы простучали по ее телу и больно стукнули в опутанные крылья. Тинталья взмахнула ими, сбив с дюжину человек, и откинула последние кусочки сети. Но ее распахнутые крылья стали уязвимы. Она ощутила жаркий укус стрелы под ее левым крылом. Драконица сложила крылья, очень поздно поняв, что люди ОТМЕЧЕННЫЕ ДОЖДЕВЫМИ ЧАЩОБАМИ пробовали спровоцировать ее открыть их, подставив более нежную плоть. Но сложившееся крыло только поглубже толкнуло древко стрелы. Тинталья взревела от боли и развернулась опять, взмахнув хвостом. Она мимолетно увидела Айсфира, схватившего человека челюстями и поднявшего его в воздух. Визг умирающего вознесся над другими звуками боя, когда ОТМЕЧЕННЫЕ ДОЖДЕВЫМИ ЧАЩОБАМИ дракон порвал его тело напополам. Клики кошмара из более отдаленных человечьих рядов услаждали слух Тинтальи, и она вдруг сообразила, что делал ее спутник.

Она поймала его идея. Ужас более важен, чем погибель. Их необходимо проучить, чтоб и мыслить страшились нападать на драконов. Немногим нужно дать сбежать, пусть скажут своим. Темно и резко ОТМЕЧЕННЫЕ ДОЖДЕВЫМИ ЧАЩОБАМИ он добавил — Но только немногим!

Немногим, — согласилась Тинталья и выкарабкалась из воды к людям, собравшимся, чтоб уничтожить ее, разбрасывая их по сторонам когтистыми фронтальными лапами так просто, как кошка — нити. Она хватала их, отрывала ноги от тела, руки от плеч, наносила увечья, но не убивала. Она ОТМЕЧЕННЫЕ ДОЖДЕВЫМИ ЧАЩОБАМИ высоко подняла голову, а потом выкинула ее вперед, с шипением выдохнув ядовитую кислоту. Людская стенка перед ней расплавилась до костей и крови.

Денек сменялся вечерком, когда два дракона обрисовали последний круг над землей. Вояки в кавардаке бежали к покрытому кустиками хребту, подобно потерявшимся муравьям. Пусть распустят слух! предложил Айсфир. Мы должны ОТМЕЧЕННЫЕ ДОЖДЕВЫМИ ЧАЩОБАМИ возвратиться к оазису, пока мясо не протухло. Он наклонил крылья, отвернувшись от ленивого преследования, и Тинталья последовала за ним.

Она одобрила его предложение. Копье выпало из раны, которую сделало в ее шкуре, но с другой стороны осталась стрела. Не вошла бы поглубже. В момент тишины, когда завершилась 1-ая ОТМЕЧЕННЫЕ ДОЖДЕВЫМИ ЧАЩОБАМИ бойня и пока выжившие бежали, драконица попробовала вынуть стрелу. Заместо этого она сломалась, а оставшийся осколок был очень маленьким, чтоб Тинталья могла схватить его зубами. Пытаясь его подцепить, она только загнала его поглубже. С каждым взмахом крыльев Тинталья ощущала ненужное вторжение древесного древка и железного наконечника в ее плоть.

— Сколько ОТМЕЧЕННЫЕ ДОЖДЕВЫМИ ЧАЩОБАМИ было нападавших? поинтересовалась она.

— Сотки. Это имеет значение? Они не уничтожили нас, и те, кому мы позволили сбежать, скажут собственному виду, какими они были болванами, попытавшись.

— Почему они напали на нас?

Нападение не вписывалось в ее опыт общения с людьми. Те, с кем ей приходилось встречаться, всегда восторгались ею, предпочитая ОТМЕЧЕННЫЕ ДОЖДЕВЫМИ ЧАЩОБАМИ служить, а не нападать. Некие пробовали пищать о непослушании, но она всегда находила метод держать их в узде. Она и ранее сражалась с людьми, но не поэтому, что она попадала в их засаду.

Она убивала калсидийцев только поэтому, что избрала для себя в союзники Торговцев Бингтауна, уничтожая их ОТМЕЧЕННЫЕ ДОЖДЕВЫМИ ЧАЩОБАМИ противников в обмен на их помощь змеям, которые должны были преобразиться в драконов. Могло ли нынешнее нападение быть связано с этим? Навряд ли. Люди такие недолговечные. Способны ли они на такую расчетливую месть?

Айсфир рассуждал проще. Они напали на нас, так как они — люди, а мы — драконы. Большая часть из ОТМЕЧЕННЫЕ ДОЖДЕВЫМИ ЧАЩОБАМИ их терпеть не может нас. Некие притворно поклоняются нам и приносят дары, но за их лестью и раболепием скрывается ненависть. Никогда не запамятовай об этом. В этой части мира люди длительно терпеть не могли нас. Еще до того, как я стал драконом, они травили собственные стада ОТМЕЧЕННЫЕ ДОЖДЕВЫМИ ЧАЩОБАМИ неспешным ядом, чтоб уничтожить нас.

Они хватали и пытали наших слуг Элдерлингов, в надежде выяснить секреты, которые они сумеют использовать против нас. Чтоб ослабить нас люди рушили наши твердыни и каменные колонны, при помощи которых наши слуги путешествовали. Тех нескольких из нас, кого им удалось уничтожить, они разделали как ОТМЕЧЕННЫЕ ДОЖДЕВЫМИ ЧАЩОБАМИ скот, используя нашу кровь и тела в качестве фармацевтических средств и мазей для их беспомощных тел.

— Я не помню ничего подобного. — Тинталья рылась в наследной памяти, но напрасно.

— Похоже, ты многого не помнишь. Думаю, ты очень длительно была заключена в коконе, и это повредило твой разум и лишило многих познаний ОТМЕЧЕННЫЕ ДОЖДЕВЫМИ ЧАЩОБАМИ.

Тинталья ощутила вспышку гнева. Айсфир нередко гласил ей подобные вещи, обычно после чего она намекала, что длительное заточение во льдах отчасти свело его с мозга. Она подавила свою ярость — нужно выяснить больше. И стрела в боку истязала ее.

— Что случилось позже?

Айсфир повернул к ней голову на длинноватой ОТМЕЧЕННЫЕ ДОЖДЕВЫМИ ЧАЩОБАМИ шейке и зло поглядел на нее. Что случилось? Мы убили их, естественно. Люди довольно нестерпимы и без того, чтоб позволять им мыслить, что они могут противостоять нашим желаниям.

Они приблизились к источнику в сердечко оазиса. Людские туши были разбросаны на песке, и спускаясь повдоль склона они как будто погрузились в озеро ОТМЕЧЕННЫЕ ДОЖДЕВЫМИ ЧАЩОБАМИ аромата крови. Под лучами вечернего солнца трупы уже начали преобразовываться в падаль.

— После того, как поедим, мы уйдем отсюда и найдем незапятнанное место для сна, объявил темный дракон. Нам придется избегать прилетать сюда какое-то время, пока шакалы и вороны не очистят его для нас. Тут очень много ОТМЕЧЕННЫЕ ДОЖДЕВЫМИ ЧАЩОБАМИ мяса для 1-го ужина, а люди стремительно портятся.

Он забрался в пруд, где еще покачивались на воде несколько тел людей. Тинталья последовала за ним. Поднятые ими волны все еще очищали сберегал, когда Айсфир поднял тело из воды.

— Опасайся тех, кто заключен в металл, — порекомендовал он. Лучше выбирай лучников, обычно они носят ОТМЕЧЕННЫЕ ДОЖДЕВЫМИ ЧАЩОБАМИ ординарную кожу.

Он порвал тело напополам и изловил одну его часть, до того как она успела свалиться в воду. Он подбросил половину туши в воздух, а потом изловил ее челюстями, наклонив голову, глотая. Другая половина свалилась с плеском и утонула в пруде. Айсфир избрал другого, схватив ОТМЕЧЕННЫЕ ДОЖДЕВЫМИ ЧАЩОБАМИ его с головой, раздробив тело массивными челюстями, до того как проглотить полностью.

Тинталья выкарабкалась из грязной воды и молчком смотрела на него.

— Они стремительно испортятся. Нужно есть прямо на данный момент.

— Я никогда не ела человечье мясо. — Она чувствовала легкое омерзение. Она и ранее убивала людей, но никогда не ОТМЕЧЕННЫЕ ДОЖДЕВЫМИ ЧАЩОБАМИ прикасалась к их мясу. Сейчас это ей казалось даже странноватым.

Она поразмыслила о людях, которых одарила собственной дружбой: Рейн с Малтой, и ее молодой певец Сельден. Она открыла им путь Элдерлингов, и нечасто вспоминала после чего. Сельден. Идея о нем вызвала искорку наслаждения.

Сейчас в мире был певец, понимающий ОТМЕЧЕННЫЕ ДОЖДЕВЫМИ ЧАЩОБАМИ, как должно славить дракона. Этих троих она избрала и сделала своими Элдерлингами. Наверняка, они другие. Если б кто-либо из их погиб, а она была бы вблизи, она обязательно съела бы тело, чтоб сохранить их мемуары.

Но есть других людей? Айсфир был прав. Это просто мясо. Она двинулась повдоль ОТМЕЧЕННЫЕ ДОЖДЕВЫМИ ЧАЩОБАМИ берега и избрала тело, так свежее, что еще исходило кровью. Она поделила его на две части, ощутив языком ткань и кожу, и прожевала пару раз, до того как выслать через массивные мыщцы гортани.

Тело было проглочено — все же мясо есть мясо, и после схватки Тинталья была голодна.

Айсфир ел, где придется ОТМЕЧЕННЫЕ ДОЖДЕВЫМИ ЧАЩОБАМИ, передвигаясь по паре-тройке шагов и протягивая шейку за добавкой, недочета в какой не наблюдалось. Тинталья же была более избирательной. Он был прав насчет того, как стремительно человечина начинала портиться — от неких тел уже разило разложением. Она искала тех, кто скончался совершенно не так давно, отбрасывая с пути ОТМЕЧЕННЫЕ ДОЖДЕВЫМИ ЧАЩОБАМИ начинающие дубенеть тела.

Тинталья разбиралась с одной из груд тел, как одно из их издало маленький крик и попробовало отползти от нее подальше. Людская особь не была большой и ноги его были отчасти разъедены драконьим ядом. Парень, хныча, продолжал отползать и, только когда Айсфир, завлеченный звуками, приблизился, человек заговорил.

— Пожалуйста! — взмолился ОТМЕЧЕННЫЕ ДОЖДЕВЫМИ ЧАЩОБАМИ он голосом, обратившимся детским писком на этом слове. — Прошу вас, не убивайте меня! Мы не желали нападать на вас — ни я, ни мой отец. Они нас принудили! Люди Барона забрали моего брата — наследника, мама и 2-ух сестер. Они пригрозили, что если мы не станем совместно со ОТМЕЧЕННЫЕ ДОЖДЕВЫМИ ЧАЩОБАМИ всеми охотиться на вас, они их всех сожгут; что имя моего отца канет в лету совместно с ним, и наша родовая линия будет стерта в пыль. У нас не было другого выбора. Мы не желали причинять вам вреда, о прекраснейшие, о наимудрейшие драконы!

— Как-то ты припозднился со своими восхвалениями, — отметил ОТМЕЧЕННЫЕ ДОЖДЕВЫМИ ЧАЩОБАМИ позабавленный таковой попыткой обворожить их Айсфир.

— И кто же забрал членов твоей семьи? — полюбопытничала Тинталья. Нога юноши была разъедена ядом до самой кости. Он был обречен.

— Люди Барона. Барона Кальсиды. Они произнесли, что мы должны добыть частицу дракона для Барона. Его жизнь находится в зависимости от лекарства из ОТМЕЧЕННЫЕ ДОЖДЕВЫМИ ЧАЩОБАМИ части тела дракона. Если б мы ему доставили драконью кровь, печень либо глаз, он бы сделал нас обеспеченными до скончания времен. В неприятном случае…

Парень перевел взор на свою ногу. Какое-то время он внимательно на нее смотрел, и вдруг что-то в выражении его лица поменялось. Он поднял ОТМЕЧЕННЫЕ ДОЖДЕВЫМИ ЧАЩОБАМИ взор на Тинталью.

— Но мы и так уже мертвы. Все.

— Да, — ответила Тинталья, но до того как смысл слова успел дойти до сознания юноши, Айсфир склонил к нему свою голову и его челюсти сомкнулись вокруг торса мальчугана. Все вышло со скоростью змеиного броска.

Свежее мясо. Незачем позволять ему начинать распадаться ОТМЕЧЕННЫЕ ДОЖДЕВЫМИ ЧАЩОБАМИ, как другим.

Темный дракон вскинул голову, заглатывая останки мальчугана, сглотнул и перебежал к последующей груде тел.

* * *

20 девятый денек месяца Тишины, седьмой год Свободного союза торговцев

От Рейала, исполняющего обязанности смотрителя голубятни в Бингтауне, —

Киму, смотрителю голубятни в Кассарике.

Приветствую, Ким,

Мне было доверено передать вам жалобу, полученную от нескольких наших ОТМЕЧЕННЫЕ ДОЖДЕВЫМИ ЧАЩОБАМИ клиентов. Они говорят, что секретные сообщения были сфальсифицированы, даже при том, что восковые пробки на цилиндрах остались нетронутыми.

В 2-ух случаях на строго секретных свитках были треснуты восковые печати, в 3-ем же снутри цилиндра были найдены куски восковой печати, а свиток с сообщением был закручен криво, будто бы кто ОТМЕЧЕННЫЕ ДОЖДЕВЫМИ ЧАЩОБАМИ-то открыл цилиндр, прочел послание, а потом подменил его, поновой запечатав цилиндр воском хранителей голубятни. Эти жалобы пришли от 3-х отдельных торговцев, и в их речь идет в том числе о посланиях от Торговца Кендрела из Кассарика.

Никакого официального расследования пока не проводилось. Я просил их позволить ОТМЕЧЕННЫЕ ДОЖДЕВЫМИ ЧАЩОБАМИ мне связаться с вами и предлагаю вам побеседовать с торговцем Кендрелом, чтоб он показал вид сургуча и штамп для оттиска, использующиеся для собственных посланий. Это моя надежда, и надежда моих наставников тут, в Бингтауне, что дело всего только в использовании отвратительного, старенького либо хрупкого сургуча, а не в смотрителе, подделывающим сообщения. Все ОТМЕЧЕННЫЕ ДОЖДЕВЫМИ ЧАЩОБАМИ же, мы просим вас пристально приглядеться ко всем подмастерьям и ученикам смотрителей, нанятым в прошедшем году.

Мы просим вас об этом с большущим сожалением и возлагаем надежды, что вы воспримите все верно. Мой наставник передает, что мы полностью убеждены в честности смотрителей голубятни в Кассарике и с нетерпением ждем ОТМЕЧЕННЫЕ ДОЖДЕВЫМИ ЧАЩОБАМИ опровержения этих заявлений.

Надеюсь на скорый ответ.

Глава 1-ая

Барон И Пленник

— Мы не получали никаких известей, о высший из высших, — посланник, преиклонивший колени перед Герцогом, с трудом сдерживал дрожь в голосе.

Барон восседал на троне, делая упор на подушки, и следил за гонцом. Наилучшее, на что мог ОТМЕЧЕННЫЕ ДОЖДЕВЫМИ ЧАЩОБАМИ надежды принесший дурные вести, это порка. Но опоздавшие нехорошие анонсы означали погибель. Барон ожидал, что выдержка изменит гонцу.

Мужик не поднимал глаз, упорно вперившись взором в пол. Что ж. Этот посыльный и ранее отчаливал на свидание с плеткой. Он знал, что переживет еще одну порку и смирился с этой участью ОТМЕЧЕННЫЕ ДОЖДЕВЫМИ ЧАЩОБАМИ.

Барон немного повел пальцем — настоящее движение отымало очень много сил. Но его канцлер научился различать слабенькие знаки и стремительно реагировать. Он, в свою очередь, более выразительным жестом дал приказ стражнику вывести гонца из зала.

Перестук легких сандалий гонца вплетался в глухой топот сапог стражников, спешно исполнявших приказ. Никто не ОТМЕЧЕННЫЕ ДОЖДЕВЫМИ ЧАЩОБАМИ решался сказать и слова. Канцлер опять оборотился к барону и низковато согнулся, коснувшись лбом коленей. Медлительно он встал на колени и в конце концов набрался смелости поглядеть на сандалии Барона.

— Я глубоко сожалею, что Вы подверглись настолько неудовлетворительному посланию.

В приемной зале воцарилась тишь. Твердый камень стенок огромного помещения напоминал всем ОТМЕЧЕННЫЕ ДОЖДЕВЫМИ ЧАЩОБАМИ гостям, что когда-то это место было частью крепости. С арочного потолка, выкрашенного в голубий цвет полуночи, смотрели застывшие навеки звезды солнцестояния. Высочайшие прорези окон открывали вид на раскинувшийся вокруг город.

В городке не было ни одного строения выше оплота Барона на холмике. Когда то на ОТМЕЧЕННЫЕ ДОЖДЕВЫМИ ЧАЩОБАМИ верхушке стояла крепость, и под защитой ее стенок круг темных камешков тянулся к небу, средоточие сильной магии. Люди ведали сказки о том, как камешки были повалены и их злая сила побеждена.

Эти самые великаны с частично износившимися, частично преднамеренно стерыми с их поверхности старыми рунами сейчас лежали распрастертые вокруг герцегского трона, вровень ОТМЕЧЕННЫЕ ДОЖДЕВЫМИ ЧАЩОБАМИ с сероватым, выложенным плитами в обход их полом. Темные камешки указывали направления 5 сторон известного света. Согласно молве под каждым камнем была четырехуголная яма, где владеющие волшебными возможностями неприятели старой Калсиды погребались живьем. Расположившийся в центре трон напоминал всем, что Барон восседал там, где, в былые времена, нога человека без ОТМЕЧЕННЫЕ ДОЖДЕВЫМИ ЧАЩОБАМИ ужаса не ступала.

Барон разомкнул губки, и паж, державший миску с холодной водой, вскочил на ноги и метнулся вперед. Мальчишка свалился на колени и протянул ее канцлеру. Канцлер же, передвигаясь на коленях, приблизился к барону и поднес миску к его губам.

Тот склонил голову и отпил воды. Когда он ОТМЕЧЕННЫЕ ДОЖДЕВЫМИ ЧАЩОБАМИ оторвался от чаши, очередной слуга материализовался вблизи и подал канцлеру мягенький отрезок ткани, что бы тот мог промокнуть лицо и подбородок Барона.

Барон позволил канцлеру возвратиться на место. Утоливши жажду он был готов гласить.

— Были ли еще известия от наших доверенных агентов из Дождевых Чащоб?

Канцлер сгорбился еще пуще ОТМЕЧЕННЫЕ ДОЖДЕВЫМИ ЧАЩОБАМИ. Подол его облачения из томного красно-коричневого шелка лужей распласталось вокруг него. Кожа головы канцлера показывалась через редеющие волосы.

— Нет, наипрославленнейший. Со стыдом и величавой грустью я обязан сказать вам, что новых известий от их не поступало.

— Соответственно, нельзя ждать скорого прибытия драконьих субстанций, так? — Барону знал ответ ОТМЕЧЕННЫЕ ДОЖДЕВЫМИ ЧАЩОБАМИ, но пожелал приневолить Эллика его озвучить.

Лицо канцлера опустилось практически до самого пола.

— Искрометный государь, к собственному стыду и смятению, должен признать, что до нас не дошло известий о поставках подобного рода.

Барон какое-то время обдумывал сложившуюся ситуацию. Ему было очень трудно держать веки вполне открытыми, звучная, ясная речь ОТМЕЧЕННЫЕ ДОЖДЕВЫМИ ЧАЩОБАМИ добивалась очень огромных усилий. Бессчетные золотые кольца, обильно увенчанные драгоценными камнями, чуть держались на его костистых пальцах и руки его чуть могли подняться под их тяжестью. Шикарная мантия его величая не могла скрыть его чрезмерную худобу. Он чахнул, погибал прямо у их на очах, поднятых к нему ОТМЕЧЕННЫЕ ДОЖДЕВЫМИ ЧАЩОБАМИ в ожидании. Он был должен ответить, он не мог допустить показаться им слабеньким.

— Так мотивируйте их, — тихо произнес он. — Разошлите доверенных ко всем вероятным партнерам, о которых нам понятно. Отправьте им особенные дары, побудите их быть бесжалостными. — Не без усилий он вскинул голову и повысил глас, — Стоит отдельного упоминания ОТМЕЧЕННЫЕ ДОЖДЕВЫМИ ЧАЩОБАМИ тот факт, что нежели я умру, вы будете погребены около меня?

Его слова должны были заполнить зал, заместо этого он услышал то, что услышали его слуги — яростный вскрик старенького, умирающего человека. Неприемлимо, чтоб таковой как он погибал без престолонаследника! Он не должен сам гласить за себя, его наследник был должен ОТМЕЧЕННЫЕ ДОЖДЕВЫМИ ЧАЩОБАМИ бы представлять его, орать на придворных, принуждая к незамедлительному послушанию. Заместо этого ему приходится шептать опасности, шипя как беззубая древняя змея.

Как ранее дошло? У него были сыновья и даже очень много. Некие были так амбициозны, чтоб попробовать уничтожить его. Кого-либо он выслал на войну, кого ОТМЕЧЕННЫЕ ДОЖДЕВЫМИ ЧАЩОБАМИ-либо в пыточные застенки за наглость. Нескольких благоразумно отравил. Если б он знал, что болезнь унесет не только лишь избранного им наследника, да и оставшихся троих отпрыской, он может быть оставил бы кого-либо в резерве, но он не знал.

И сейчас он остался только с одной никчемной дочерью: тридцатилетней, бездетной с ОТМЕЧЕННЫЕ ДОЖДЕВЫМИ ЧАЩОБАМИ мужскими повадками и складом разума. Три раза вдова, не способная дать ребенку жизнь. Дама, читающая книжки и сочиняющая стихи. Никчемная для него, если не сказать страшная как колдунья. И в его теле больше не осталось силы, что-бы сделать малыша какой-либо даме.

Невыносимо. Он не может умереть ОТМЕЧЕННЫЕ ДОЖДЕВЫМИ ЧАЩОБАМИ не оставив наследника, чтоб имя его обратилось в останки на жерновах истории. Драконье лечущее средство должно быть доставлено, драконья кровь, что возвратит ему здоровье и мужскую силу. Тогда он родит дюжину наследников и оградит их от всех вероятных несчастий.

Кровь дракона. Такое обычное лечущее средство и никто до сего ОТМЕЧЕННЫЕ ДОЖДЕВЫМИ ЧАЩОБАМИ времени не сумел добыть его.

— Если мой государь умрет, горе мое будет так велико, что только погребение вкупе с ним сумеет успокоить меня, о милосерднейший, — Льстивые слова канцлера вдруг показались беспощадной издевкой.

— Молчи. Твоя лесть раздражает меня. Что неплохого в твоей пустой верности? Где драконья плоть, что выручит меня? Вот ОТМЕЧЕННЫЕ ДОЖДЕВЫМИ ЧАЩОБАМИ что мне необходимо, а не твои пустые восхваления. Тут что, не осталось человека готового послужить мне? — Это потребовало несусветных усилий, но сейчас его глас звучал. Когда он внимательно оглядел их, ни один не осмелился повстречаться с ним взором.

Они сжались и он отдал им время вспомнить ОТМЕЧЕННЫЕ ДОЖДЕВЫМИ ЧАЩОБАМИ о сыновьях которых держал в заложниках, сыновьях, которых никто из их не лицезрел много месяцев. Он отдал им несколько длительных мгновений пошевелить мозгами, живые ли их наследники, потом тихо спросил:

— Есть анонсы от отряда, который мы выслали проверить слухи о драконах увиденных в пустыне?

Канцлер застыл, пойманный в ловушку противоречащих приказов.

— Ты ОТМЕЧЕННЫЕ ДОЖДЕВЫМИ ЧАЩОБАМИ взволнован, Элик? — он опешил. — Ты помнишь, как скакал у моего стремени когда мы шли в атаку? Взгляни, во что перевоплотился полководец и его правая рука: дряблый старик и раболепствующий слуга. Как ты принесешь мне то, что необходимо, все станет как ранее. Почему ты подводишь меня? У тебя ОТМЕЧЕННЫЕ ДОЖДЕВЫМИ ЧАЩОБАМИ есть собственные амбиции? Я должен уничтожить тебя?

Он внимательно смотрел на собственного канцлера, но глаза Эллика были опущены. Когда он увидел что подданный готов сломаться, он гаркнул:

— Отвечай!

Эллик поднял глаза и барон увидел сокрытую под раболепием ярость в сероватом взоре. Они скакали рядом очень длительно и сражались плечо о ОТМЕЧЕННЫЕ ДОЖДЕВЫМИ ЧАЩОБАМИ плечо очень нередко, чтоб стопроцентно скрывать мысли друг от друга. Эллик знал каждую уловку барона. Когда-то он играл ими. (?)

Но сейчас его правая рука стал уставать от этих игр. Канцлер глубоко вздохнул.

— Как и до этого, ни слова, мой государь. Но драконы прилетают к воде нечасто, и ОТМЕЧЕННЫЕ ДОЖДЕВЫМИ ЧАЩОБАМИ мы отдали приказ отряду оставаться на месте, пока они не достигнут фуррора.

— Что ж, по последней мере мы не получили известие об их провале.

— Нет, великолепнейший, есть еще надежда.

— Надежда. Ты, может быть, надеешься, я — требую. Канцлер, ты надеешься, что твое имя переживает тебя?

Ужасная неподвижность сковала канцлера. Барон знал ОТМЕЧЕННЫЕ ДОЖДЕВЫМИ ЧАЩОБАМИ его самое уязвимое место.

— Да, государь. — шепнул он.

— Ведь у тебя есть не только лишь наследник, но к тому же 2-ой отпрыск.

Барон был удовлетворен, когда глас подданного дрогнул.

— Я благословлен, да, милосердный.

— Хмм — барон Калсиды попробовал прочистить гортань, но закашлялся, что породило суету посреди слуг: ему была ОТМЕЧЕННЫЕ ДОЖДЕВЫМИ ЧАЩОБАМИ предложен бокал холодной воды а так же чашечка жаркого чая, белоснежная салфетка дожидалась в руках слуги движущегося на коленях, в то время как очередной слуга предлагал ему стакан вина.

Чуть приметный жест его руки разогнал их всех. Он осипло вздохнул.

— Два отпрыска, канцлер. И ты надеешься. Но у меня нет отпрыска ОТМЕЧЕННЫЕ ДОЖДЕВЫМИ ЧАЩОБАМИ. И здоровье мое потухает из-за отсутствия одной мелочи. Обычное лечущее средство из крови дракона, это все о чем я прошу. До сего времени я его не получил. Разьве это справедливо, что твоя надежда на то, что твое имя услышат в веках настолько велика, когда мое стихнет из-за ОТМЕЧЕННЫЕ ДОЖДЕВЫМИ ЧАЩОБАМИ таковой мелочи? Очевидно, нет.

Под взором собственного государя канцлер будто бы уменьшался. Он сжался, его голова свалилась на преклоненные колени а потом все его тело опустилось, на физическом уровне выражая его желание избежать внимания барона.

Тень ухмылки тронула губки барона Калсиды.

— Сейчас можешь сохранить обоих собственных отпрыской ОТМЕЧЕННЫЕ ДОЖДЕВЫМИ ЧАЩОБАМИ. Завтра? Завтра мы оба будем возлагать на отличные анонсы.

* * *

— Сюда, — Кто-то поднял тяжелое полотнище служившее дверцей. Узкий луч света на мгновение пронзил тьму, чтоб здесь же смениться желтоватым светом лампы. В примыкающей клетушке двухголовый пес заскулил и завозился. Сельден задумался, когда бедное создание в последний раз лицезрело ОТМЕЧЕННЫЕ ДОЖДЕВЫМИ ЧАЩОБАМИ дневной свет, реальный дневной свет.

Искалеченное существо уже было тут, когда появился Сельден. Для него прошли месяцы, может быть год, с того времени как он ощущал прикосновение солнечных лучей. Дневной свет — неприятель всего загадочного. Дневной свет мог показать, что легенды и чудеса выставленные на скрытом рынке были или уродцами, или подделками ОТМЕЧЕННЫЕ ДОЖДЕВЫМИ ЧАЩОБАМИ. Дневной свет мог открыть, что даже экспонаты с претензией на подлинность, были в плачевном состоянии.

Такие как он.

Свет фонаря приблизился, желтоватая вспышка принудила его глаза заслезиться. Он отвернулся и зажмурился, но не попробовал встать. Он точно знал длину цепей прикованных к щиколоткам, и уже опробовал на их ОТМЕЧЕННЫЕ ДОЖДЕВЫМИ ЧАЩОБАМИ свою силу когда его в первый раз привели сюда. Они не ослабели, в отличие от него самого. Он лежал бездвижно и ожидал пока гости уйдут, но те задержались напротив его стойла.

— Это он? Я задумывался он будет больше! Он не больше чем обыденный человек.-

— Он высочайший. Это не приметно когда он ОТМЕЧЕННЫЕ ДОЖДЕВЫМИ ЧАЩОБАМИ так свернулся.-

— Я практически не вижу его там в углу, мы можем войти вовнутрь?-

— Не стоит входить туда, куда достанет его цепь.-

Они замолчали, потом заговорили тише. Сельден не пошевелился. То о чем они гласили нисколечко его не заинтересовывало. Он растерял способность ощущать себя смущенным либо униженным ОТМЕЧЕННЫЕ ДОЖДЕВЫМИ ЧАЩОБАМИ. Ему все еще не хватало одежки, но в главном из-за холода. Время от времени, меж показами, они кидали ему одеяло, но не почаще чем сами вспоминали об этом. Практически никто из числа тех, кто смотрел за ним не гласили на его языке, так что мольбы ни к чему не ОТМЕЧЕННЫЕ ДОЖДЕВЫМИ ЧАЩОБАМИ привели.

Медлительно до его затуманенного сознания дошло то, что мужчины обсуждавшие его гласили на языке который он знал и это было особенно. Калсидийский — язык его отца, выученный в провалившейся попытке произвести на того воспоминание. Он не пошевелился и не подал знака о том, что знает об их присутствии, но начал ОТМЕЧЕННЫЕ ДОЖДЕВЫМИ ЧАЩОБАМИ прислушиваться.

— Эй! Эй ты, драконий юноша! Встань. Дай господам поглядеть на тебя.-

Он мог бы проигнорировать их, тогда они бросили бы в него чем-нибудь чтоб вынудить двигаться, либо начали бы крутить ворот, который натягивал цепь, ему пришлось бы подойти к задней стенке либо его бы отволокли туда. Его ОТМЕЧЕННЫЕ ДОЖДЕВЫМИ ЧАЩОБАМИ грабители страшились его и игнорировали его мольбы о милосердии. Они всегда натягивали цепь когда приходили выбрасывать траву, что покрывала пол его стойла. Он вздохнул, разогнулся и медлительно встал на ноги.

Один из гостей открыл рот. — Он высочайший! Взгляни какие у него длинноватые ноги! А хвост у ОТМЕЧЕННЫЕ ДОЖДЕВЫМИ ЧАЩОБАМИ него есть?-

— Нет. Хвоста нет. Но он весь покрыт чешуей, сверкает как бриллиант, если вывести его на дневной свет.-

— Так выведи его. Дай поглядеть на него на свету.-

— Нет, ему это не нравится.-

— Лгун — Произнес Сельден верно. Потом фонарь ослепил его, но он продолжил обращаться ко 2-ой из 2-ух фигур которые мог ОТМЕЧЕННЫЕ ДОЖДЕВЫМИ ЧАЩОБАМИ различить. — Он не желает чтоб ты лицезрел что я болен. Он не желает чтоб ты лицезрел что я подломлен страданиями, что моя щиколотка вся в язвах от цепи. И больше всего он не желает, чтоб ты лицезрел что я таковой же человек как и ты.-

— Он гласит! — Человек ОТМЕЧЕННЫЕ ДОЖДЕВЫМИ ЧАЩОБАМИ смотрелся быстрее пораженным, чем испуганным.

— Да, но ты довольно мудр, чтоб не слушать его. Он наполовину дракон, а всем понятно, что дракон способен вынудить человека поверить во что угодно.-

— Я не дракон! Я человек, таковой же как и ты, модифицированный по воле дракона. — Сельден попробовал смотреться сильным, но силы ему ОТМЕЧЕННЫЕ ДОЖДЕВЫМИ ЧАЩОБАМИ не хватало.

— Видишь как он лжет. Мы не отвечаем ему. Позволить ему вовлечь себя в беседу означает попасть под его чары. Вне сомнения, конкретно так дракон совратил его мама. — Человек прочистил гортань. — Итак, вы его лицезрели. Мой владелец не желает продавать его, но гласит, что выслушает твое предложение ОТМЕЧЕННЫЕ ДОЖДЕВЫМИ ЧАЩОБАМИ, раз уж ты сделал таковой путь.-

— Мою мама..? Это несуразно! Этой одичавшей выдумке не поверит даже ребенок. И ты не можешь реализовать меня, ты мной не владеешь! — Сельден поднял руку и попробовал прикрыть глаза от света, чтоб созидать говорившего, но это не посодействовало. На его слова даже не ответили. Вдруг ОТМЕЧЕННЫЕ ДОЖДЕВЫМИ ЧАЩОБАМИ, он ощутил себя тупо. Неувязка никогда не заключалась в языке, всегда все дело было в нежелании узреть в нем что-то не считая дорогостоящей диковинки.

Они продолжили разговор, будто бы он и не заговаривал.

— Ну, ты знаешь, что я всего только посредник, я покупаю его не себе. Твой владелец ОТМЕЧЕННЫЕ ДОЖДЕВЫМИ ЧАЩОБАМИ просит очень высшую стоимость. Человек которого я представляю богат, а богатые люди скупее бедняков, как молвят. Если я потрачу его средства, а человек-дракон разочарует его, он востребует с меня не только лишь средства.-

Перед его слезящимися очами были два силуэта. Два человека, которых он даже не знал ОТМЕЧЕННЫЕ ДОЖДЕВЫМИ ЧАЩОБАМИ, спорили о том сколько стоит его жизнь. Он сделал к ним шаг, волоча через заплесневелую траву свою цепь. — Я болен! Вы что не видите? В вас что, нет ни капли порядочности? Вы держите меня тут в путах, вы кормили меня полу-сгнившим мясом и черствым хлебом, я не лицезрел ОТМЕЧЕННЫЕ ДОЖДЕВЫМИ ЧАЩОБАМИ дневного света… Вы убиваете меня!

— Человеку, которого я представляю, необходимы подтверждения, до того как он издержит столько золота. Позволь сказать для тебя прямо, за ту стоимость что ты просишь, ты должен позволить мне выслать ему что-то как символ хорошей воли. Если то, что ты о нем говоришь правда, твой ОТМЕЧЕННЫЕ ДОЖДЕВЫМИ ЧАЩОБАМИ владелец получит стоимость которую просит. И оба наших владельца будут довольны нами.-

Последовала долгая пауза.

— Я передам твои слова владельцу. Пойдем, выпьем совместно, торговля вызывает жажду.-

Мужчины уходили и фонарь раскачивался в такт их шагов. Сельден сделал еще два шага и достигнул конца цепи. — У меня есть семья ОТМЕЧЕННЫЕ ДОЖДЕВЫМИ ЧАЩОБАМИ! — орал он им. — У меня есть мама! У меня есть сестра и брат! Я желаю домой! Пожалуйста, отпустите меня домой пока я не погиб тут!-

Маленькая вспышка дневного света стала ему ответом. Они ушли.

Он закашлялся и обхватил себя руками чтоб сдержать боль. Слизь вышла и он сплюнул ее на ОТМЕЧЕННЫЕ ДОЖДЕВЫМИ ЧАЩОБАМИ траву задумавшись, была ли там кровь. Очень мрачно чтоб сказать точно. Кашель стал посильнее, это он знал.

Он неуверенно проковылял вспять к куче травы на которой спал. Он погрузился на колени и лег. Каждый сустав вего теле болел. Он потер свои отекшие глаза и опять закрыл их ОТМЕЧЕННЫЕ ДОЖДЕВЫМИ ЧАЩОБАМИ. Для чего он позволил им втянуть себя в спор? Почему бы просто не сдаться и оставаться размеренным до самой погибели.

— Тинталья, — произнес он тихо. В идей он потянулся к драконице. Ранее она ощущала когда он находил ее, позволяла своим мыслям коснуться его. Позже она отыскала пару и с того ОТМЕЧЕННЫЕ ДОЖДЕВЫМИ ЧАЩОБАМИ времени он не ощущал ее. Он практически боготворил ее, восторгался ее драконьим великолепием и возвращал его ей в собственных песнях

Песни. Сколько времени прошло с того времени как он пел для нее, с того времени как он пел вообщем? Он обожал ее и веровал что это взаимно. Все предупреждали ОТМЕЧЕННЫЕ ДОЖДЕВЫМИ ЧАЩОБАМИ его. Они гласили о драконьих чарах, о трансе, который драконы употребляют чтоб порабощать людей, но он им не веровал. Он жил чтоб служить ей. И самое нехорошее то, что лежа тут, на грязной траве, как брошенная ручная зверюшка, он знал, найди она его, будет довольно 1-го взора, и он опять будет ОТМЕЧЕННЫЕ ДОЖДЕВЫМИ ЧАЩОБАМИ преданно служить ей.

— Вот кем я стал. Вот в кого она превратила меня, — тихо произнес он тиши.

В примыкающей клетушке заскулил двухголовый пес.

* * *

Седьмой денек месяца Надежды, седьмой год Свободного союза торговцев

От Кима, смотрителя голубятни в Кассарике

Рейалу, исполняющему обязанности смотрителя голубятни в Бингтауне

Пожалуйста, передайте своим наставникам, что я считаю ОТМЕЧЕННЫЕ ДОЖДЕВЫМИ ЧАЩОБАМИ очень противным, когда такая маленькая сошка, как вы, уполномочена выдвинуть эти безобразные обвинения против меня. Я считаю, что ваше выполнение обязательств смотрителя голубятни в отсутствии Эрека наделило вас завышенным чувством своей значимости, которая полностью неуместна для подмастерья.

Я также советую наставникам в Гильдии Смотрителей Голубятни Бингтауна посмотреть на ваши ОТМЕЧЕННЫЕ ДОЖДЕВЫМИ ЧАЩОБАМИ семейные связи и направить внимание на ревность вашей родни ко мне в связи с моим предназначением на должность смотрителя голубятни в Кассарике, и, я думаю, там они сумеют отыскать истоки этих отвратительных обвинений.


otmena-kaperstva-v-evrope.html
otmena-ogranicheniya-roditelskih-prav-i-vosstanovlenie.html
otmena-uslovnogo-osuzhdeniya-ili-prodlenie-ispitatelnogo-sroka.html