Отношение философии религии к философии и религии

1. Отношение философии к религии вообщем

Если мы выше произнесли, что философия делает религию предметом собственного рассмотрения, и если это рассмотрение, таким макаром, стает как нечто хорошее от собственного предмета, то может создаться воспоминание, как будто идет речь еще о таком отношении, в каком обе стороны независимы друг от друга и Отношение философии религии к философии и религии остаются разъединенными. В случае такового исследования мы вышли бы за границы той сферы благоговения и удовольствия, которая составляет религию; что все-таки касается предмета и его рассмотрения как движения мысли, то они могли быть настолько же различны, как различны, к примеру, в арифметике геометрические фигуры и изучающий их дух. Меж тем Отношение философии религии к философии и религии это отношение представляется таким только на 1-ый взор, когда зание еще находится в обозначенном раздвоении с религией и есть конечное. Но, как мы более внимательно вглядываемся в это отношение, оказывается, что в реальности у философии и религии общее содержание, общие потребности и интересы.

Предмет религии, как и философии Отношение философии религии к философии и религии, есть нескончаемая правда в ее объективности, бог и ничто, не считая бога и разъяснения бога. Философия не есть мирская премудрость, но зание немирского7; не зание наружной массы, эмпирического наличного бытия и жизни, а зание того, что вечно, что есть бог и что связано с его природой. Ибо природа эта Отношение философии религии к философии и религии должна обнаруживать себя и развиваться. Потому, поясняя религию, философия объясняет самое себя, а поясняя себя, объясняет религию. В качестве занятия нескончаемой правдой, которая есть внутри себя и себе, в качестве занятия этим предметом мыслящего духа, а не произвола либо особого энтузиазма она есть та же деятельность, что н религия; философствуя Отношение философии религии к философии и религии, дух с той же жизненностью погружается в этот предмет и настолько

==219


же решительно отрекается от собственных особенностей, проникая в собственный объект, что и религиозное сознание, которое так же стремится отрешиться от всего Особого и на сто процентов погрузиться в это содержание.

Тут религия и философия совпадают. По правде, и философия сама Отношение философии религии к философии и религии есть служение богу8, религия, ибо она есть не что другое, как тот же отказ от личных домыслов и воззрений в собственном занятии богом. Как следует, философия тождественна с религией; различие состоит в том, что философия совершает это своем способов, хорошим от способа, который обычно называют религиозным как таким. Их Отношение философии религии к философии и религии общее заключается в том, что обе они — религии, различие заключается в нраве и способе этой религии. Они отличаются друг от друга способами собственного постижения (der Beschaftigung) бога. В этом коренятся трудности, достигающие на 1-ый взор таких размеров, что тотчас представляется неосуществимым согласиться с этим отождествлением философии и религии. Отсюда Отношение философии религии к философии и религии и опаски, которые вызывает философия у теологии, враждебность меж религией и философией9. С этой агрессивной (как ее принимает теология) позиции философия типо искажает, разрушает, профанирует содержание религии, и ее занятие богом совсем другое; чем того просит религия. Это то известное издавна противопоставление и противоречие, которое мы находим уже Отношение философии религии к философии и религии у старых греков. Афиняне, этот свободный, демократический люд, сжигал книжки, осудил па погибель Сократа. В истинное же время эта противоположность считается общепризнанной, и она признана больше, чем вышесказанное единство религии и философии.

Но, как ни старо это противопоставление, более стара и связь философии и религии. Уже для неопифагорейцев и неоплатоников Отношение философии религии к философии и религии языческого мира народные боги не были богами фантазии, но стали богами мысли. Схожую же связь мы обнаруживаем у более выдающихся отцов церкви10, религиозность которых носит по существу спекулятивный нрав, так как они исходили из предпосылки, что теология есть религия, владеющая мыслящим, оперирующим понятиями сознанием. Их философской образованности Отношение философии религии к философии и религии христианская церковь обязала начатками христианского учения.

Еще больше тесноватая связь меж религией и философией устанавливается в средние века. Люди того вре-

К оглавлению

==220


мени настолько далеки были от мысли, что зание средством понятий может нанести вред религии, что считали его значительно нужным для укрепления веры. Такие величавые мыслители, как Ансельм11 и Абеляр Отношение философии религии к философии и религии12, разрабатывали определения веры, отправляясь от философии.

Зание, построившее вместе с религией собственный свой мир, подчинило для себя только конечное содержание, во, достигнув в собственном развитии уровня подлинной философии, оно не стало отличаться от религии по собственному содержанию.

Если мы все же попытаемся тут за ранее установить различие меж религией Отношение философии религии к философии и религии и философией, которое может быть найдено в этом едином содержании, то оно сведется к последующему:

а) Спекулятивная философия есть сознание идеи, воспринимающее все как идею; мысль же есть настоящее в мысли, а не только лишь в созерцании либо в представлении. Поточнее, настоящее в мысли есть то Отношение философии религии к философии и религии, что непосредственно, положено внутри себя как раздвоенное, при этом таким макаром, чтоб обе стороны раздвоенного образовали обратные мыслительные определения, в качестве единства которых должна быть постигнута мысль. Спекулятивно мыслить значит разложить (auflosen) действительное и противопоставить его для себя таким макаром, чтоб различия были обратны друг дружке по их мыслительным определениям Отношение философии религии к философии и религии, а предмет постигался как единство обоих. В созерцании мы постигаем предмет в его целостности, паша рефлексия же различает, познает разные стороны предмета, узнает в их обилие и раздвояет их. Рефлексия не сохраняет единства различении, запамятывает то о целом, то о различиях; если же она сохраняет то и другое Отношение философии религии к философии и религии, она отделяет от предмета ого характеристики и считает характеристики и предмет таким макаром, что их единство находится в чем либо 3-ем, отличающемся как от предмета, так и от его параметров. Если идет речь о механических предметах, принадлежащих к наружному миру, это отношение допустимо, потому что тут предмет ость только мертвый субстрат этих Отношение философии религии к философии и религии различий, и то качество, что он есть единство, значит только сочетание наружных агрегатов. В настоящем же объекте, который не ость обычный агрегат, снаружи составленное огромное количество, предмет и различаемые в нем определения сущность одно, и только спекуляция познает единство в самой этой

==221


противоположности как такой. Задачка спекуляции и состоит и Отношение философии религии к философии и религии том, чтоб постигать все предметы незапятанной мысли, природы и духа в форме мысли и тем как единство различий.

b) Религия также ставит собственной целью сознание настоящего, которое есть внутри себя и себе: тем она есть та ступень духа, па которой предметом сознания служит спекулятивное содержание вообщем Отношение философии религии к философии и религии. Религия не есть сознание тех либо других проявлений настоящего в отдельных предметах, но сознание абсолютной правды, всеобщей, комплексной, вне которой более ничего нет. Содержание религиозного сознания есть всеобщая правда, которая есть внутри себя и себе, сама себя определяет и не определяется снаружи. В то время как коночное, для того Отношение философии религии к философии и религии чтоб быть определенным, нуждается в другом, настоящее содержит свою определенность, свою границу, собственный конец внутри себя самом и не ограничивается средством другого, но это другое само заходит в него. Спекулятивное есть то, что осознается в религии. Правда содержится в хоть какой сфере, но не высшая абсолютная правда, ибо она есть исключительно Отношение философии религии к философии и религии в совершенной всеобщности определения, в том, что она определена внутри себя и себе, а это не есть обычная определенность по отношению к другому, по содержит это другое, это различие внутри себя самой.

c) Религия есть это спекулятивное и в качестве состояния сознания, стороны которого не сущность обыкновенные мыслительные Отношение философии религии к философии и религии определения, но заполнены определенным содержанием. Эти моменты не могут быть ничем другим, как моментом мышления, действующей всеобщностью, действенностью мышления и реальностью как конкретное, особое самосознание.

И если в философии твердость обеих этих сторон исчезает средством примирения в мысли — так как обе стороны сущность мысли, а не противостоят друг дружке Отношение философии религии к философии и религии в качестве незапятнанного всеобщего мышления и эмпирической единичности, то религия приходит к удовольствию единством только средством того, что она извлекает обе эти жесткие крайности из раздвоенности, конвертирует и соединяет воединыжды их. Но благодаря тому, что религия высвобождает свои крайности от формы раздвоения, растворяет противоположность в стихии всеобщности и Отношение философии религии к философии и религии избавляет ее в примиренности, она родственна мысли также и по форме, и по движению, и философия в качестве дейст

==222


венного и объединяющего противоречия мышления оказывается конкретно близкой религии.

В собственном спекулятивном подходе религия возвысила определенные моменты рассмотрения до мыслей, и в этой связи появляется вопрос, как нареченное мыслящее рассмотрение религии относится в качестве Отношение философии религии к философии и религии звена философской системы к философии.

2. Отношение философии религии к философской системе

a) В философии высшее именуется абсолютным, мыслью13. Тут нет необходимости ворачиваться вспять и тщательно останавливаться на том, что в философии Вольфа это высшее именуется ens, вещью 14, ибо разумеется, что тут мы имеем дело с абстракцией, которая Отношение философии религии к философии и религии очень не достаточно соответствует нашему представлению о боге. В новейшей философии абсолютное не настолько абстрактно, но также никак не равнозначно тому, что мы называем богом. Для того чтоб ясно показать сущность этого различия, нужно сначала разглядеть, что значит само слово «означать». Когда спрашивают: «Что значит то либо другое?»,—то Отношение философии религии к философии и религии имеют в виду два обратных по собственному значению вопроса, сначала смысл, цель, общую идею какого-нибудь выражения, произведения искусства и т. д. Мы спрашиваем о внутренней сути, и то, о чем мы желаем сделать для себя представление, есть идея. Итак, спрашивая в таком смысле: что есть бог? что значит Отношение философии религии к философии и религии выражение «бог»?—мы желаем получить идея; представление о нем у нас есть. Как следует, значение нашего вопроса заключается в том, что мы спрашиваем о понятии, и тем значение тут есть понятие. Мы желаем узнать абсолютное, природу бога, схваченную идеей, иметь логическое познание бога. Таково одно значение слова «значение», и Отношение философии религии к философии и религии в этом осознании то, что мы именуем абсолютным, равнозначно выражению «бог».

b) Но наш вопрос имеет и другой смысл, обратный первому. Если мы исходим не из представления, а из незапятнанных определений мысли, то может случиться, что дух не удовлетворится этим, не ощутит себя тут у себя и спросит о значении этих незапятнанных Отношение философии религии к философии и религии мыслительных определений. Так, к примеру, существует определение единства личного н беспристрастного, единства

==223


реального и безупречного; можно постигать каждое из этих понятий в отдельности, знать, что такое единство, беспристрастное, личное и пр., и вкупе с тем не осознавать этого определения в целом. Если мы сейчас зададим наш вопрос Отношение философии религии к философии и религии, то слово «означать» будет иметь смысл, обратный предшествующему, а конкретно: тут мы желаем иметь представление о мыслительной определенности, пример того содержания, которое ранее нам было дано только в мысли. Если какое-либо содержание мысли представляется нам сложным, то трудность разъясняется тем, что мы не имеем о нем представления; пример объясняет Отношение философии религии к философии и религии нам его, дух обретает себя в этом содержании.

Если мы исходим из представления о боге, то философия религии должна разглядеть значение этого представления, согласно которому бог есть мысль, абсолютное, суть, постигнутая в мысли и понятии, и это роднит философию религии с философской логикой. Логическая мысль есть бог, каковой Отношение философии религии к философии и религии он есть внутри себя. Но богу характерно не только лишь быть внутри себя; его суть выражается в таковой же степени в том, что он есть себе, абсолютный дух, который есть не только лишь замкнутая в мысли суть, да и суть являющаяся, дающая для себя предметность.

с) Таким макаром, рассматривая в Отношение философии религии к философии и религии философии религии идею бога, мы имеем впереди себя сразу и метод его представления; он представляет для себя только себя самого. Это абсолютное в нюансе собственного наличного бытия. Предмет философии религии составляет абсолютное, но не только лишь в форме мысли, да и в форме его манифестации. Всеобщая мысль должна, как следует Отношение философии религии к философии и религии, быть постигнута как в чисто определенном значении существенности вообщем, так и в значении ее деятельности, направленной на то, чтоб выйти вовне, явить и открыть себя. Мы обычно говорим: бог властвует над миром природы и королевством духа, он есть абсолютная гармония обоих, он порождает эту гармонию и производит ее; тут находятся Отношение философии религии к философии и религии как идея и понятие, так и манифестация, наличное бытие бога. Но (так как мы увлечены философией) эту сторону наличного бытия также следует постигнуть идеей.

Итак, философия рассматривает абсолютное, во-1-х, как логическую идею, идею, как она есть в мысли, когда само ее содержание составляют мыслительные определения; во Отношение философии религии к философии и религии-2-х, философия ставит собственной задачей

==224


показать абсолютное в его деятельности, в его воплощениях, и это есть путь абсолютного к тому, чтоб стать себе, духом; таким макаром, бог есть итог философии, о котором мы узнаем, что он есть не только лишь итог, да и вечное самосозидание, предшествование себе. Односторонность результата снимается Отношение философии религии к философии и религии в самом итоге.

Природа, конечный дух, мир сознания, ума и воли сущность воплощения божественной идеи, но они сущность определенные формообразования, особые методы явления идеи, формообразования, в каких мысль еще не достигнула самой себя и не стала абсолютным духом.

В философии религии мы рассматриваем внутри себя сущую, логическую идею не только Отношение философии религии к философии и религии лишь как чистую идея и не только лишь в ее конечных определениях, где она выступает в конечном методе собственного проявления, по и так, как она есть в мысли, внутри себя, и сразу таковой, какой она являет, открывает себя, но открывает себя в нескончаемом явлении в качестве духа, рефлектирующего себя в Отношение философии религии к философии и религии самою себя, духа, который не является, не есть. В этом определении явления содержится и конечное явление — мир природы и мир конечного духа, но дух есть сила, господствующая над ними, которая творит их из себя и себя из их.

Таково отношение философии религии к другим частям философии. В других Отношение философии религии к философии и религии частях философии бог есть итог, тут же конец изготовлен началом, предметом нашего специального исследования в качестве определенной идеи в ее нескончаемом явлении, и это определение относится к содержанию философии религии. Мы рассматриваем данное содержание средством мыслящего разума; по это уже относится к форме и ведет нас к отношению философии религии Отношение философии религии к философии и религии к религии в том виде, в каком она являет себя в качество положительной религии.

3. Отношение философии религии к положительной религии

Понятно, что церковная вера, а именно вера протестантской церкви, установлена в виде учения, выраженного в понятиях 15. Содержание его было всеми признано правдой; в качестве определения того, что есть Отношение философии религии к философии и религии бог и что есть человек в собственном отношении к богу, оно стало называться Credo; в личном смысле под этим

8 Гегель, т. 1

==225


предполагается то, во что верят, а в беспристрастном—то, что в качестве содержания необходимо знать членам христианской общины и как дано людям откровение божье. В качестве общезначимого, установленного учения Отношение философии религии к философии и религии это содержание записано отчасти в апостольском знаке веры, отчасти в более поздних символических книжках 16. При всем этом в протестантской церкви утвердилось определение, согласно которому Библия признана сущностной основой христианского учения 17.

а) В зании учения церкви и определении его содержания значительную роль стал играть разум в качестве рассуждения (Rasonnement). Сначала, правда Отношение философии религии к философии и религии, при всем этом содержание учения и Библия как его положительная база сохраняли свое прежнее значение, и мышление допускалось только в качестве экзегезы18, должно было ограничиться пояснением содержания Библии. Но в реальности рассудок привносил в это пояснение свои заблаговременно разработанные мнения, мысли и потом пояснял в согласовании с ними содержание Священного Отношение философии религии к философии и религии писания. Библия не содержит периодического изложения, она отражает христианское учение в том виде, каким оно являлось в период его появления; только дух может постигнуть содержание Библии и объяснить его. Призвав на помощь разум, экзегеза содействовала появлению так именуемой рациональной теологии19, которую стали противопоставлять учению церкви, противопоставляла себя ему Отношение философии религии к философии и религии и сама рациональная теология и то, чему она себя противопоставляла. Экзегеза отчаливает от текста Священного писания и толкует его, утверждая, что в ее намерения заходит только выявить рациональное значение текста и следовать ему.

Но независимо от того, принималась ли Библия за базу только на словах либо полностью серьезно Отношение философии религии к философии и религии, интерпретация по самой собственной природе всегда ведет к тому, что в истолкование текста вводится идея; идея содержит внутри себя определения, принципы, предпосылки, которые оказывают влияние на интерпретацию. Если интерпретация не сводится к обычному разъяснению слов, а стремится разъяснить их смысл, она безизбежно заносит собственные мысли в изучаемый ею текст. Разъяснение Отношение философии религии к философии и религии слов заключается в обычный подмене 1-го слова другим, равным ему по значению, но в процессе пояснения с этим словом связываются последующие мыслительные определения, ибо развитие — это переход от одних мыслей к другим; интер-

==226


претатор будто бы сохраняет смысл слова, но в реальности он уже развивает другие мысли20. Комменты к Отношение философии религии к философии и религии Библии не столько знакомят нас с содержанием Священного писания, сколько отражают представления собственной эры21. Задачка комментатора состоит в том, чтоб указать смысл данного слова; но выявление смысла значит, что этот смысл должен быть воспринят сознанием, представлением, а по другому определенное представление отражается на осознании этого смысла. Ведь даже изложения разработанных Отношение философии религии к философии и религии философских систем, к примеру системы Платона либо Аристотеля, тотчас отличаются друг от друга зависимо от представлений интерпретаторов. Это разъясняет, почему, основываясь на Священном писании, экзегеты обосновывали корректность совсем обратных воззрений, и это так называемое Священное писание стало кое-чем вроде воскового носа, который можно наклеить к хоть какому лицу Отношение философии религии к философии и религии22. На Священное писание ссылалась и церковь, ссылались и все лжи.

b) Возникшее таким макаром рациональное богословие не тормознуло па этой стадии, когда оно в качестве экзегезы полностью исходило из Библии; в качестве свободного зания оно сделало предметом собственного исследования религию и ее содержание как таковое. Став Отношение философии религии к философии и религии в такое более общее отношение к религии, свободное зание должно было в согласовании со своими способами придти только к одному результату — к подчинению для себя всего определенного в религии. Ибо учение о боге занимается определениями, качествами, деяниями бога. Этим определенным содержанием и обуяло зание, показав, что оно принадлежит ему. С Отношение философии религии к философии и религии одной стороны, оно познает нескончаемое характерным ему конечным образом как определенное, абстрактно-бесконечное, с другой — обнаруживает, что все особые характеристики не соответствуют природе нескончаемого. Тем зание на собственный манер уничтожает религиозное содержание и совсем обедняет абсолютный предмет. Конечное и определенное, втянутое этим занием в свою сферу, показывает, правда, этому занию на Отношение философии религии к философии и религии существование потустороннего, но оно по собственной конечной природе познает его как абстрактную, высшую суть, вполне лишенную какой бы то ни было определенности. Просвещение23 (конкретно его мы имели в виду, описывая конечное зание в его окончании) считает, что ставит бога невесть

8*

==227


как высоко, называя его нескончаемым и считая, что все Отношение философии религии к философии и религии предикаты не соответствуют его природе и являются неправомерным антропоморфизмом. В реальности же это зание, постигая бога как высшую суть, обедняет и опустошает его.

с) Может сложиться воспоминание, что философия религии делит главные положения оптимального богословия эры Просвещения24 и, как следует, находится в таком же противоречии с содержанием религии, как Отношение философии религии к философии и религии упомянутое богословие. Но это менее чем видимость, которая сразу исчезает.

α) Ибо этот оптимальный подход к религии, который есть не что другое, как абстрактная рассудочная метафизика, познает бога как абстракцию, т. е. пустую идеальность, которой противоборствует конечное, находящееся вне его. С этой точки зрения мораль как особая наука Отношение философии религии к философии и религии есть познание того, какие деяния и какое поведение относятся к сфере реального субъекта. Тем вся область дела человека к боту оказалась обособленной. Напротив, мыслящий разум, не прибегающий к абстракции, но отправляющийся от поры человека в достоинство собственного духа и направляем ми мужеством правды и свободы, познает правду как конкретность, как полноту Отношение философии религии к философии и религии содержания, как идеальность, в какой определенность, конечность, содержится в качестве момента. Потому для подобного разума бог—не пустота, а дух; и определение, согласно которому бог есть дух, для него не только лишь слова либо поверхностное определение, но природа духа развивается для этого разума таким макаром, что он Отношение философии религии к философии и религии узнает в нем бога как триединого25. Тем бог постигается так, как он делает себя предметом себе, как предмет в этом саморазличении остается тождественным богу и бог любит себя в нем. Без подобного определения триединства бог не был бы духом, а дух был бы менее чем пустьм словом. Если же бог Отношение философии религии к философии и религии постигается как дух, то это понятие содержит в себе и личную сторону, либо развивает себя в направлении к субъективности, и философия религии как мыслящее рассмотрение религии обхватывает все ее определенное содержание.

β) Что касается той формы мыслящего рассмотрения, которое отчаливает от слова Священного писания и претендует на его рациональное толкование Отношение философии религии к философии и религии, то и его близость философии религии — только видимость. Ибо упомянутое рассмотрение стопроцентно кладет в базу хри-

==228


стианского учения свои суждения и, сохраняя в собственном истолковании буковку библейских текстов, по существу подчиняет предполагаемую библейскую правду собственному воззрению которое и остается основным определением. Таким макаром эти рассуждения сохраняют свои предпосылки и движутся Отношение философии религии к философии и религии снутри рассудочной сферы рефлексии, не подвергая ее критике. Напротив, философия религии, будучи разумным занием, противоборствует этому произвольному построению дискурсивного мышления, ибо разумное зание есть разум всеобщего, стремящийся к единству.

Потому философия настолько далека от торенной недешево, по которой следует как рациональная теология, так и экзегетика с ее рассуждательством, и конкретно Отношение философии религии к философии и религии эти оба направления в большей степени оспаривают и ставят под колебание ее выводы. Они протестуют против философских построений, но только для того, чтоб утвердить свои произвольные рассуждения. Они именуют философию личным построением, меж тем как она есть не что другое, как разумное, воистину всеобщее мышление. Они рассматривают Отношение философии религии к философии и религии философию как нечто призрачное, о котором непонятно, что оно такое, и в присутствии которого вообщем как-то не по для себя, но тем они демонстрируют, что предпочитают держаться собственных случайных, случайных рефлексий, которые философия отторгает. Ведь удалось же теологам с их рассуждениями в области экзегезы и неизменными ссылками па Отношение философии религии к философии и религии Библию во всех тех случаях, когда они выступали прошв философии, отрицая возможность зания, так дискредитировать Библию26, что, если б их точка зрения соответствовала реальности и Библия, при правильном ее толковании, по правде опровергала бы возможность зания божественной природы, дух обязан был бы в поисках содержательной правды обратиться к другому Отношение философии религии к философии и религии источнику.

γ) Потому философия религии не может занять, по отношению к положительной религии и учению церкви в той мере, в какой оно еще сохранило свое содержание, ту позицию, которая характерна рассудочной метафизике и экзегезе. Из предстоящего станет естественным, что философия религии существенно поближе положительному учению церкви, чем это кажется Отношение философии религии к философии и религии на 1-ый взор; более того, восстановление значения церковного учения, сведенного рассудком к минимуму, в таковой степени является ее

==229


делом, что конкретно из-за этого подлинного ее содержания чисто рассудочная рациональная теология винит философию религии в омрачении духа. Ужас и ненависть рассудка по отношению к философии проистекают из опаски, что философия Отношение философии религии к философии и религии сведет его рефлектирование к основанию, т. е. к аффирмативному, в каком рассудок погибнет, и что философия все же обретет содержание, придет к занию божественной природы, невзирая на то что это содержание уже будто бы бы было уничтожено. Исходя из убеждений этого негативного направления, стремящегося пребывать в ночи, называемой им Просвещением, и усматривающего Отношение философии религии к философии и религии враждебность в каждом луче зания, хоть какое содержание рассматривается как омрачение духа. Что все-таки касается надуманного противоречия меж философией религии и положительной религией, то тут довольно указать, что нет двойственного разума и двойственного духа, божественного разума и людского разума, божественного духа и людского духа, совсем разных по собственной Отношение философии религии к философии и религии природе. Человечий разум, понимание человеком собственной сути, есть разум как такой, божественное начало в человеке. И дух, так как он дух божий, не есть некоторый дух, пребывающий за пределами звезд и за пределами мира, но бог находится во всем, он вездесущ, и, будучи духом, он есть в любом Отношение философии религии к философии и религии духовном27. Бог есть живой бог, инициативный и действующий. Религия есть порождение божественного духа, а не человеческое открытие — итог божественного воздействия на человека и деятельности бога в человеке. Выражение, что бог правит миром в качестве разума, лишено разумности, если оно не распространяется также и на религию и если отрицается Отношение философии религии к философии и религии воздействие божественного духа на ее определение и формирование. Схожему духу не противоборствует разум, достигший в мышлении собственной завершенности, потому разум не может резко отличаться от творения этого духа, сделанного в религии. Чем поглубже человек в собственном разумном мышлении проникнется существом дела, чем решительнее он откажется от собственной особенности, отнесется Отношение философии религии к философии и религии к для себя как к всеобщему сознанию, и разум его закончит находить то, что ему присуще, в сфере особого, тем наименее разум такового человека будет испытывать упомянутое противоречие, ибо он, разум, сам есть сущность (die Sache), дух, божественный дух. Как ни пренебрежительно относятся церковь и тео-


К оглавлению

==230


логи к этой поддержке Отношение философии религии к философии и религии и как ни досадна кажется им попытка придать разумность их учению — и хотя они с надменной драматичностью отторгают усилия философии, никак не агрессивные религии, но направленные на то, чтоб найти заключенную в ней правду, и хотя они глумятся над «содеянной» правдой,— это пренебрежение им не поможет Отношение философии религии к философии и религии; с того момента, как проснулась потребность в зании и меж занием и религией произошел разлад, все это менее чем тщеславие. Зание вступает в свои права, оговаривать которые нереально, и триумф зания знаменует собой примирение противоречий.

Невзирая на то что философия в качестве философии религии настолько отличается от рассудочных направлений, по существу агрессивных Отношение философии религии к философии и религии религии, и совершенно не является таким ужасным призраком, каким ее обычно изображают, и в наши деньки глубочайшая противоположность меж философией и религией положена как шиболет времени. Все имеющиеся в текущее время принципы религиозного сознания, вроде бы они ни отличались друг от друга, соединяются воединыжды в собственной враждебности Отношение философии религии к философии и религии к философии и в попытках всячески препятствовать занятиям ею. Это принуждает нас тормознуть на отношении философии к принципам эры. Мы возлагаем на рассмотрение этого вопроса тем огромные надежды, что пришел момент, когда, невзирая на все агрессивные нападки, на враждебность философии стольких, фактически говоря, практически всех, сторон современного сознания, философия может Отношение философии религии к философии и религии заниматься религией, достигая плодотворных результатов. Противниками философии являются сначала те формы раздвоенного сознания, которые мы разглядели выше. Они стоят или на точке зрения рассудочной метафизики, для которой бог есть пустота и которая утеряла его содержание, или на точке зрения чувства, замкнувшегося после утраты абсолютного содержания в пустоте собственной Отношение философии религии к философии и религии внутренней жизни, но объединенного с обозначенной метафизикой уверенностью, что определения непреложимы к нескончаемому содержанию, ибо оно есть не что другое, как абстракция. В других случаях (в предстоящем мы это увидим) утверждения врагов философии не содержат ничего, не считая того, что сама философия считает своим принципом и его основой Отношение философии религии к философии и религии. Противоречие, заключающееся в том, что противниками философии являются преодоленные ею противники религии

==231


и что в собственных рефлексиях они основываются на принципе философского зания, разъясняется тем, что они являют собой тот исторический элемент, из которого вышло законченное философское мышление.


otnosheniya-subektivni-poetomu-chasto-slozhno-viyavit-nepravilnie-otnosheniya.html
otnosheniya-v-oblasti-ohrani-i-ispolzovaniya-prirodnih-resursov-kak-predmet-dissertacionnih-issledovanij.html
otnosheniya-vishe-chuvstv-razvod-ne-rabota-nad-oshibkami.html