ОТНОШЕНИЙ МАТЕРИ И РЕБЕНКА-ИНВАЛИДА

(НА ПРИМЕРЕ МЛАДШЕГО ШКОЛЬНОГО ВОЗРАСТА)*

Межличностные дела меж мамой и ребенком-инвалидом в силу специфичных особенностей социальной ситуации развития могут рассматри­ваться как основной механизм формирования и развития личности малыша. Из­вестно, что чувственные связи меж мамой и ребенком являются основой формирования ценностного дела малыша к для себя, к другим, к ОТНОШЕНИЙ МАТЕРИ И РЕБЕНКА-ИНВАЛИДА окружающе­му миру. Состояние чувственной сферы является показателем личного здоровья малыша, обусловливающим его соц поведение.

Предметом нашего исследования стало исследование эмоционально-личностных отношений мамы и ребенка-инвалида на базе городского реабилитационного центра детей-инвалидов г. Казани. Основной догадкой явилось последующее: эмо­ционально-личностные особенности мамы и чувственные дела ОТНОШЕНИЙ МАТЕРИ И РЕБЕНКА-ИНВАЛИДА ребен­ка в семье имеют тесноватую сопряженность и созависимость. Существенное влия­ние на нрав чувственных отношений мамы будут оказывать социально-демографические, статусные причины, также нрав заболевания малыша. Исследуемая группа матерей, имеющих детей-инвалидов младшего школьного возраста, составляла 41 человек. Детская подборка была разбита на две группы; малыши с двигательной патологией и ОТНОШЕНИЙ МАТЕРИ И РЕБЕНКА-ИНВАЛИДА детки с иной патологией. При всем этом учитыва­лось, что во вторую группу входили малыши, чей диагноз носил отсроченный харак­тер. Как понятно, материнско-детские дела не появляются мгновенно, но проходят непростой путь становления и имеют свои сенситивные периоды, тон­кие механизмы регуляции и запускающие стимулы (Мещерякова С. Ю., 2000; СкоблоГ ОТНОШЕНИЙ МАТЕРИ И РЕБЕНКА-ИНВАЛИДА. В., Дубовик О. Ю., 1992; Raphael-LeffJ., 1983; Баженова О. В., 1993; ВинникоттД. В., 1998; Кон И. С. 1988; Филиппова Г. Г, 1999; и др.). Потому были сделаны группы, отличающие тем, что статус «инвалид» ребенком был получен в различное время. Материнская подборка на основании данных анамнеза была разде­лена на последующие группы ОТНОШЕНИЙ МАТЕРИ И РЕБЕНКА-ИНВАЛИДА в согласовании с поставленной целью: из полной — неполной семьи — 24 чел., работающая — неработающая мама — 25 чел., имею­щая высшее образование — без высшего образования — 20 чел., мамы малышей с ДЦП — мамы малышей с иной патологией — 21 чел.

Согласно поставленным задачкам, были применены методики: методика Р. В. Коана, Р. Б. Кеттелла и проективная методика «Моя ОТНОШЕНИЙ МАТЕРИ И РЕБЕНКА-ИНВАЛИДА семья» для исследования эмо-

* Материалы II Интернационального конгресса «Молодое поколение XXI века: животрепещущие задачи социально-психологического здоровья». Минск, 3—6 ноября: РИТМ, Соц проект, 2003. С 105-106.

ционально-личностных особенностей деток и их отношений к семье. Не считая того, употреблялся способ открытого наблюдения за детками. Для исследования подборки матерей — цветовой тест Люшера, сочинение «Портрет ОТНОШЕНИЙ МАТЕРИ И РЕБЕНКА-ИНВАЛИДА моего ребенка». Обработ­ка данных включала как количественный, так и высококачественный анализ.

Выявлены последующие свойства эмоционально-личностных особенно­стей матерей детей-инвалидов:

• состояние высочайшей мобилизованности; готовность совладать с трудно­стями наблюдается в 61% случаев, это состояние типично для следую­щих групп матерей (ВК > 1) — неполной-полной семьи; неработающих-работающих; с высшим образованием: имеющих ОТНОШЕНИЙ МАТЕРИ И РЕБЕНКА-ИНВАЛИДА деток с иной патологией;

• сниженная активность, неготовность управляться с трудностями — 31%; для их свойственна ориентация на покой и отдых (ВК < 1) — имеющих среднетехническое образование, имеющих детей-инвалидов с двигатель­ной патологией;

• для всех групп матерей типично чувство волнения, мучения и ужаса. Для детей-инвалидов с двигательной патологией свойственны такие черты лич ОТНОШЕНИЙ МАТЕРИ И РЕБЕНКА-ИНВАЛИДА­ности, как чувственная неустойчивость, чувство неловкости и неуверенности внутри себя, избегание общения с окружающими людьми; сниженный фон настрое­ния, ранимость, зависимость от людей и событий; завышенный уровень тревожности и невротизма. Группы малышей отличаются по фактору «экстраверсия». Малыши с двигательной патологией нацелены на межличностные дела, они больше ОТНОШЕНИЙ МАТЕРИ И РЕБЕНКА-ИНВАЛИДА показывают благожелательность и энтузиазм к окружающим лю­дям, чем детки с иной патологией, у каких больше выражены недоверие, хо­лодность, скрытость и расчетливость во отношениях с людьми.

Эмоционально-личностное отношение мамы к ребенку включает последующие свойства: высочайший уровень конфликтности в семье (29%); неблагоприят­ная домашняя ситуация (26%); наличие чувства неполноценности в семье ОТНОШЕНИЙ МАТЕРИ И РЕБЕНКА-ИНВАЛИДА (18%); тревожность в семье (29%); некая враждебность в домашней ситуации (4%).

Выявлено три типа отношений мамы к ребенку: принимающий, амбивалент­ный и отвергающий. Посреди их больший вес имеет амбивалентное отноше­ние. При всем этом группа матерей малышей с двигательной патологией имеет все три типа отношений, а группа с иной патологией — только амбивалентный и отвергаю ОТНОШЕНИЙ МАТЕРИ И РЕБЕНКА-ИНВАЛИДА­щий. Эмоционально-личностное отношение малыша к мамы включает следую­щие свойства: неблагоприятная домашняя ситуация (32%); завышенная тревожность деток (23%); конфликтность в семье (20%); чувство неполноценнос­ти в домашней ситуации (13,5%), превышение показателя отчуждения к мамы.

Таким макаром, была найдена некая зависимость меж эмоциональ­но-личностным отношением мамы и эмоционально-личностной характеристи ОТНОШЕНИЙ МАТЕРИ И РЕБЕНКА-ИНВАЛИДА­кой малыша. Не считая того, найдена высочайшая сопряженность по параметру «тре­вожность» матерей с параметрами «робость, смелость», «тревожность» малыша. Самые большие характеристики этих связей были представлены в группах матерей; из полной — неполной семей — не работающих; имеющих среднее образование.

Усанова О. Н., Шаховская С. Н.

РОЛЬ СЕМЬИ

В КОРРЕКЦИОННОМ ВОЗДЕЙСТВИИ НА Малышей ОТНОШЕНИЙ МАТЕРИ И РЕБЕНКА-ИНВАЛИДА*

Число малышей с отклонениями в развитии, поведении, с трудностями в обуче­нии, общении, деток с разными патологическими состояниями (неврозы, пси­хопатии, органические поражения центральной нервной системы и т. д.) не­уклонно увеличивается, и к этому есть ряд обстоятельств. Нарушения различны по этиоло­гии, патогенезу, клиническим проявлениям, динамике. Малыши ОТНОШЕНИЙ МАТЕРИ И РЕБЕНКА-ИНВАЛИДА с отклонениями нуждаются в своевременной грамотной диагностике и в коррекционном воспи­тании. К тому же такие детки нередко воспитываются в проблемных семьях, а роль микросреды, семьи и домашнего воспитания в формировании личности малыша велика. В всеохватывающей диагностике и корректировки отклонений в развитии малыша семья занимает принципиальное место.

В ОТНОШЕНИЙ МАТЕРИ И РЕБЕНКА-ИНВАЛИДА критериях нарастающего вещественного и общественного расслоения общества работе с семьей должно придаваться особенное значение. Растет актуальность задачи психокоррекционной работы с семьей и с ребенком через семью, зачем нужна особая подготовка психологов, дефектологов и соц преподавателей. В текущее время эта работа не может быть признана достаточной.

В базу современной психолого-педагогической корректировки положены ОТНОШЕНИЙ МАТЕРИ И РЕБЕНКА-ИНВАЛИДА прин­ципы гуманизма, демократизации, личного подхода к ребенку и его близ­ким. При переосмыслении неких психолого-педагогических концепций с учетом государственных традиций, современных требований и интернациональных тен­денций ценность получают препядствия домашнего воспитания, чувственного и нравственного развития малыша в критериях семьи. Образовательные учрежде­ния для деток ОТНОШЕНИЙ МАТЕРИ И РЕБЕНКА-ИНВАЛИДА дошкольного и школьного возраста стали более открытыми для родителей: проводятся в их присутствии показательные занятия, массовые ме­роприятия, празднички, удачно осуществляется в ряде учреждений педагогика сотрудничества, хорошо зарекомендовавшая себя. Растет активность роди­телей: они вмешиваются в школьную политику, а время от времени и на сто процентов определя­ют ее ОТНОШЕНИЙ МАТЕРИ И РЕБЕНКА-ИНВАЛИДА, предъявляют учреждениям заказ на обеспечение дополнительных образо­вательно-воспитательных услуг для малыша. Совместно с тем многие препядствия се­мейного воспитания и работы с семьей остаются животрепещущими.

Принципно новым для теории и практики специальной педагогики явля­ется усиление психического нюанса коррекционного воздействия на базе учета единства био, психических и соц ОТНОШЕНИЙ МАТЕРИ И РЕБЕНКА-ИНВАЛИДА параметров личности малыша. Перечисленные принципы составляют базу для воспитания, обуче-

ГПсихокоррекция. Теория и практика / Под ред. Ю. С. Шевченко, В. П. Добриденя, Усановой О Н М.: Вита-Пресс, 1995. С. 50-55.

ния и коррекционного воздействия, они вызывают необходимость конфигураций акцентов в системе всеохватывающего воздействия на малыша, дополнения ее новы­ми положениями, сочетания ОТНОШЕНИЙ МАТЕРИ И РЕБЕНКА-ИНВАЛИДА обычных и новаторских подходов.

Накоплен значимый опыт психокоррекционной работы, разработаны ее главные принципы и способы, но программ психокоррекционного воздействия, нацеленных на различные категории малышей с отклонениями в развитии и раз­ные семьи, в каких они воспитываются, пока недостаточно. Психологи и педа­гоги полностью системой работы над личностью малыша не ОТНОШЕНИЙ МАТЕРИ И РЕБЕНКА-ИНВАЛИДА обладают, связь практического психолога и дефектолога обеспечивается слабо. О необходимости всеохватывающего воздействия говорится почаще, чем это наделе реализуется.

Исследование семей выявляет их экономический, социокультурный уровень, осо­бенности домашнего локального климата, условия воспитания малыша и ряд других принципиальных для выбора стратегии и стратегии работы с семьей и с ребенком вопросов ОТНОШЕНИЙ МАТЕРИ И РЕБЕНКА-ИНВАЛИДА. Микросреда семьи и семейное воспитание оказывают влияние на малыша, на формирование его личности. От уровня общей и психолого-педагогической культуры родите­лей, их актуальной позиции, их дела к ребенку и имеющимся у него про­блемам, от степени роли родителей в коррекционном процессе почти во всем за­висят успехи диагностической ОТНОШЕНИЙ МАТЕРИ И РЕБЕНКА-ИНВАЛИДА, учебно-воспитательной, коррекционно-развива-ющей и лечебно-оздоровительной работы.

Недостаток общения в семье приводит к незрелости эмоционально-волевой сфе­ры малыша, к отставанию в развитии, в умственной деятельности. Время от времени при исследовании семей и семейных отношений выявляются изоляция малыша, его игнорирование, отчуждение, выраженное преобладание родителей либо, наобо­рот, малыша ОТНОШЕНИЙ МАТЕРИ И РЕБЕНКА-ИНВАЛИДА, который становится тираном и деспотом в семье; гипо- либо гиперо-опека, соперничество меж детками, детками и взрослыми, принимающие разме­ры детско-родительских конфликтов, злость снутри семьи, тревога, ужас и т. д. Лишний родительский контроль подавляет активность и самостоятельность малыша, производит и закрепляет у него инфантильную систему поведения. Лишние проявления родительской ОТНОШЕНИЙ МАТЕРИ И РЕБЕНКА-ИНВАЛИДА любви могут нанести ребенку не наименьший вред, чем равнодушие к нему взрослых.

Наблюдения и другие особые исследования выявляют дисгармонич­ное и искаженное семейное воспитание, различные чувственные реакции роди­телей на отличия в развитии деток, их трудности. Семья не всегда осознает своеобразие личности малыша, неадекватно расценивает его психологические воз ОТНОШЕНИЙ МАТЕРИ И РЕБЕНКА-ИНВАЛИДА­можности, завышает либо занижает их. У неких родителей отмечается нега­тивное отношение к рекомендуемым оздоровительно-воспитательным мерам воздействия, неверие в фуррор работы с ребенком, сомнения в необходимости что-то поменять.

У одних родителей нет ни желания, ни способности заниматься с ребенком — это, обычно, семьи с низким социально-экономическим статусом ОТНОШЕНИЙ МАТЕРИ И РЕБЕНКА-ИНВАЛИДА, неблаго­получные семьи, с недостающим культурным развитием. Другие предки име­ют выраженное желание работать с ребенком, но не имеют при всем этом соответству­ющих вещественных и бытовых критерий. Есть предки, которые желают занимать­ся с ребенком, следовать всем указаниям профессионалов, имеют надлежащие условия для этого, но не знают непосредственно ОТНОШЕНИЙ МАТЕРИ И РЕБЕНКА-ИНВАЛИДА, что могут и должны делать. У родите­лей, даже в относительно благополучных семьях, иногда отсутствуют достаточные

познания, умения и способности, нужная подготовка для коррекционной и профи­лактической работы с ребенком.

Перед спецами стоит задачка отыскать пути взаимодействия с родителями, расширить их познания, посодействовать им осознать своеобразие личности малыша и пра ОТНОШЕНИЙ МАТЕРИ И РЕБЕНКА-ИНВАЛИДА­вильно найти пути воспитательного воздействия. В последние годы разви­вается система психического консультирования, где проводится работа с ре­бенком и семьей, но роль педагогов-дефектологов при всем этом недостаточна, а ро­дители иногда даже не имеют инфы о наличии таковой службы.

Педагогическими коллективами дошкольных и школьных учреждений про ОТНОШЕНИЙ МАТЕРИ И РЕБЕНКА-ИНВАЛИДА­водится просветительская работа, в разной степени действенная, спецы оказывают помощь родителям в определении личных особенностей раз­вития малышей, выявлении тех психологических процессов и функций, от которых в пер­вую очередь зависит обучение малыша. Проводится разъяснительная работа, вы­рабатывается настрой на совместную деятельность по преодолению имеющихся у малыша отклонений в ОТНОШЕНИЙ МАТЕРИ И РЕБЕНКА-ИНВАЛИДА развитии, поведении и затруднений в обучении. Оказы­вая психическую поддержку семье, принципиально верно оценить способности малыша, дать советы о путях его предстоящего развития, найти сис­тему коррекционно-воспитательного воздействия, избрать адекватные для дан­ного варианта способы.

В системе психотерапевтической и психокоррекционной работы с семьей ис­пользуются различные средства. Варианты ОТНОШЕНИЙ МАТЕРИ И РЕБЕНКА-ИНВАЛИДА домашней психокоррекционной работы разрабатываются зависимо от категории семьи и имеющихся у малыша про­блем, с учетом чувственных инвариантов внутрисемейных отношений. В се­мье должен быть обеспечен здоровый психический климат, должны выпол­няться советы лечебно-оздоровительного и воспитательного нрава, обеспечивающие настоящее развитие личности малыша.

Необходимыми являются вопросы питания, режима ОТНОШЕНИЙ МАТЕРИ И РЕБЕНКА-ИНВАЛИДА денька, двигательной активности малыша, система его закаливания, общения с ним. Вместе с воспитанием гигие­нических способностей для социальной адаптации принципиально приучивать малыша к доступ­ной для него деятельности, к развитию способностей самообслуживания, к труду. Долж­на проводиться целенаправленная работа по развитию диалогической и моноло­гической речи, по организации игр малышей и ОТНОШЕНИЙ МАТЕРИ И РЕБЕНКА-ИНВАЛИДА с детками. Семья — весомый фактор развития творческих возможностей малыша. Музыка, пение, танцы, рисование, спорт — любой из этих качеств имеет и воспитательное, и коррекционно-раз-вивающее значение.

Роль семьи значима для малыша хоть какого возраста, а каждый шаг развития ре­бенка диктует свою специфику работы семьи с ребенком и ОТНОШЕНИЙ МАТЕРИ И РЕБЕНКА-ИНВАЛИДА психотерапевтической работы с семьей. На всех шагах работы: диагностирующем, реконструктивном и поддерживающем — огромное значение имеет взаимоинформирование специали­стов и родителей об особенностях развития и личности малыша, кооперативный с родителями и спецом анализ определенных ситуаций, связанных с воспита­нием малыша, это поможет избрать верный стиль поведения взрослых, об­щения их ОТНОШЕНИЙ МАТЕРИ И РЕБЕНКА-ИНВАЛИДА с ребенком.

Работа с семьей ориентирована на стимулирование их воззвания в консульта­цию, в мед либо педагогическое учреждение — к доктору, психологу, педа­гогу. Домашняя психотерапия — ролевая и психоаналитическая — включает пси-

хопропаганду, корректировку внутрисемейных отношений, профилактику эмоцио­нальных и других нарушений у членов семьи. С родителями проводятся собра­ния, личные и ОТНОШЕНИЙ МАТЕРИ И РЕБЕНКА-ИНВАЛИДА групповые беседы, практикуется их посещение на дому, ровная и косвенная психотерапия направляется не только лишь на малыша, да и на семью с учетом ее особенностей. За рубежом огромную работу в этом плане прово­дят ассоциации родителей, малыши которых имеют схожие задачи. Эти обще­ственные объединения координируют сотрудничество родителей, докторов, психо ОТНОШЕНИЙ МАТЕРИ И РЕБЕНКА-ИНВАЛИДА­логов, преподавателей, увеличивают психолого-педагогическую культуру родителей, во­оружают их особыми познаниями, умениями, способностями.

Для совершенствования организации психической помощи семье, а сле­довательно, и детям через семью, для увеличения ее эффективности представля­ется более принципиальным активное вербование родителей к работе педагогических обществ дошкольных учреждений и школ, к работе ОТНОШЕНИЙ МАТЕРИ И РЕБЕНКА-ИНВАЛИДА психологов; разработка особых программ работы с родителями, подготовка для родителей специ­альной литературы в помощь домашней психокоррекции и психопрофилактики, разработка приемов персональной работы с родителями проблемных деток, обучение родителей определенным приемам психокоррекционной и воспитатель­ной работы. ,

Предстоящее обоснование теоретических, организационных и методических основ психической работы с семьей повысит ее значимость ОТНОШЕНИЙ МАТЕРИ И РЕБЕНКА-ИНВАЛИДА в системе воз­действия на деток и подростков. А внедрение коррекционно-воспитательно­го и психопрофилактического потенциала семьи в системе воздействия на подра­стающее поколение повысит результативность психолого-педагогической рабо­ты в целом.

Активизация подготовки профессионалов для психокоррекционной работы воз­можна через систему спецкурсов и спецсеминаров, через переориентировку не­которых ОТНОШЕНИЙ МАТЕРИ И РЕБЕНКА-ИНВАЛИДА разделов педагогической практики студентов, постановку курсовых и дипломных исследовательских работ, связанных с неувязкой терапии семьи и через семью. Это обеспечит формирование готовности профессионалов для решения принципиальной не только лишь психолого-педагогической, да и социальной трудности.

Для выяснения того, как предки знают собственного малыша и как они к ОТНОШЕНИЙ МАТЕРИ И РЕБЕНКА-ИНВАЛИДА нему от­носятся, можно использовать способы беседы, опроса, анкетирования. Естественно, в каждом случае таковой сбор инфы имеет свои «ключевые вопросы и сло­ва». Но можно советовать и ряд вопросов общего типа:

1) Какие положительные черты малыша вы могли бы именовать?

2) Что в его поведении вас не устраивает?

3) Умеет ли ребенок быть ОТНОШЕНИЙ МАТЕРИ И РЕБЕНКА-ИНВАЛИДА внимательным в учебных упражнениях?

4) Как стремительно он утомляется в процессе работы?

5) Обладает ли способностями самообслуживания? Может ли сам сохранять опрят­ный вид и поддерживать порядок?

6) Как развиты у него руки? Умеет ли он отрисовывать, лепить, работать ножни­цами, вышивать?

7) Можно ли сказать, что ребенок довольно несет ответственность ОТНОШЕНИЙ МАТЕРИ И РЕБЕНКА-ИНВАЛИДА? (Не запамятывает о поручениях, старается впору их выполнить.)

8) Усвоил ли он правила поведения в публичных местах?

9) С наслаждением ли он прогуливается в школу?

10) Считаете ли вы его довольно способным?

11) Считаете ли вы его довольно приготовленным к школе?

Эти вопросы посодействуют осознать, как предки интересуются жизнью ре­бенка и как ОТНОШЕНИЙ МАТЕРИ И РЕБЕНКА-ИНВАЛИДА они участвуют в этой жизни.

Более тщательно детско-родительские дела можно изучить по опросни­ку АСВ.

А. Р. Маллер

Преподаватель И СЕМЬЯ РЕБЕНКА-ИНВАЛИДА (Некие ВОПРОСЫ ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ ЭТИКИ)*

В текущее время в разных регионах Рф открываются реабилитаци­онные центры для малышей с ограниченными способностями. Эти учреждения ра­ботают либо в ОТНОШЕНИЙ МАТЕРИ И РЕБЕНКА-ИНВАЛИДА системе народного образования, либо в системе социальной защиты населения. Обычно такие центры организуются на базе закрывающихся общеоб­разовательных детских садов, при всем этом педагогический состав детсада, как пра­вило, перебегает в новое учреждение [4]. Опыт исследования работы реабилитацион­ных центров показал, что преподаватели, работающие там, имеют очень смутное пред­ставление, в чем ОТНОШЕНИЙ МАТЕРИ И РЕБЕНКА-ИНВАЛИДА заключаются особенности семьи, имеющей ребенка-инвалида, что испытывают мамы этих малышей и как надо строить с ними дела, ко­торые содействовали бы сотрудничеству и взаимопониманию.

Рождение малыша — главное событие домашней жизни. В детях предки ви­дят продолжение своей жизни, связывают с ними свои надежды, осуще­ствление собственных ОТНОШЕНИЙ МАТЕРИ И РЕБЕНКА-ИНВАЛИДА желаний. Трудности психического и вещественного поряд­ка, безизбежно возникающие с возникновением в доме малыша, обычно с лихвой оку­паются теми счастливыми переживаниями, которые он доставляет.

Совершенно по-другому обстоит дело, когда в семье рождается ребенок с отклоне­ниями в развитии. Спецами установлено, что реакции родителей на диаг­ноз «умственная отсталость» очень ОТНОШЕНИЙ МАТЕРИ И РЕБЕНКА-ИНВАЛИДА персональны и могут отличаться силой и нравом проявлений, но совместно с тем в состоянии родителей находится и существенное сходство. Предки ощущают себя подавленными, выбитыми из обыкновенной актуальной колеи. 1-ая же реакция на поставленный диагноз — ощу­щение вины.^езаслуженность происшедшего, волнения за будущее: «Почему имен­но у меня?», «Что же ОТНОШЕНИЙ МАТЕРИ И РЕБЕНКА-ИНВАЛИДА будет с моей семьей, с моим ребенком?» Не так просто, не так просто принять создавшуюся ситуацию.

Письма родителей, имеющих не нормальных деток, — вопль о помощи и сочув­ствии, просьба посодействовать советом в воспитании малыша. Приведем строчки 1-го из писем, получаемых нами в большенном количестве.

«У меня большая ОТНОШЕНИЙ МАТЕРИ И РЕБЕНКА-ИНВАЛИДА неудача, у нас нездоровой ребенок (глубочайшая отсталость с множе­ственными нарушениями. — А. М.). Он у нас единственный, и нам нужно поста­вить его на ноги, приспособить к обществу. Он мой воздух, моя жизнь, в любом случае он мой. Мне его нужно воспитывать, выращивать. Это адский труд, требующий уйму нервишек ОТНОШЕНИЙ МАТЕРИ И РЕБЕНКА-ИНВАЛИДА и терпения. Я буду стараться всеми силами приспособить его к жиз­ни». В этом письме нет ни слова с просьбой о помощи. Только боль и призыв к состраданию, которого мамы, как досадно бы это не звучало, не встречают и, более того, часто слышат упреки окружающих.

'Дефектология. 1996. № 5. С. 15-19.

Семьи, имеющие ОТНОШЕНИЙ МАТЕРИ И РЕБЕНКА-ИНВАЛИДА ребенка-инвалида, достаточно нередко распадаются. Мама, уха­живая за ребенком с первых дней его жизни, страдая за него, любит его таким, какой он есть, просто за то, что он существует. Отец сначала глядит в буду­щее. Его больше заботит, каким вырастет его отпрыск либо дочь. И если он не лицезреет ОТНОШЕНИЙ МАТЕРИ И РЕБЕНКА-ИНВАЛИДА никаких перспектив, а усилия супруги к тому же полностью ориентированы на уход за нездоровым ребенком и она вполне поглощена своим горем, то предстоящее на­чинает видеться ему совсем беспросветным и он покидает семью.

Домашний стресс, вызванный рождением аномального малыша, может усугуб­ляться и другими причинами. Это и уменьшение ОТНОШЕНИЙ МАТЕРИ И РЕБЕНКА-ИНВАЛИДА бюджета семьи, так как один из родителей обязан бросить работу, и нарушение в связи с этим соц, публичных связей, и отсутствие психической помощи, позволяющей про­тивостоять происшествиям, и другие трудности, с которыми раз в день сталки­ваются семьи.

Было проведено клиническое исследование психологического состояния матерей, имеющих глубоко аномального малыша [3]. Обследовано ОТНОШЕНИЙ МАТЕРИ И РЕБЕНКА-ИНВАЛИДА 52 человека, в зависи­мости от особенностей личности они были разбиты на две группы.

Мамы первой группы (23 человека, средний возраст 28,1 года) отличались подвижностью, активностью, истероидными особенностями поведения. Извес­тие о заболевания малыша у их вызывало выраженные депрессивные реакции дли­тельностью от нескольких недель до нескольких месяцев. У неких матерей этому предшествовал психогенный ОТНОШЕНИЙ МАТЕРИ И РЕБЕНКА-ИНВАЛИДА ступор, сменявшийся через пару минут бурными рыданиями, отчаянием, тоскливым настроением и т. п. Вину в случив­шемся они брали на себя. Время от времени это сопровождалось суицидальными идеями. У дам нарушался сон, усиливалась депрессия.

По прошествии определенного времени у таких матерей формировалось стой­кое субдепрессивное настроение, нередко ОТНОШЕНИЙ МАТЕРИ И РЕБЕНКА-ИНВАЛИДА прерывавшееся слезами и тревожными опасениями за истинное и будущее малыша. Такое состояние в особенности очень завладевало ими в то время, когда они не были заняты какими-либо делами, на­пример в вечерние часы, перед сном.

У дам этой группы существенно усиливалась раздражительность, по ма­лейшему поводу появлялись яростные вспышки ОТНОШЕНИЙ МАТЕРИ И РЕБЕНКА-ИНВАЛИДА, что потом вызывало раскаяние. Вместе с депрессией у этих матерей отмечались астенические явления: мигрени, тяжесть и сжимающие боли в груди, колебания кровяного давления, с течением времени увеличивавшиеся.

С возрастом личностные особенности матерей первой группы претерпевали ха­рактерную динамику. Дамы становились более замкнутыми, теряли энтузиазм к окружающему, суживался круг прежних привязанностей. Они ОТНОШЕНИЙ МАТЕРИ И РЕБЕНКА-ИНВАЛИДА становились будто бы спокойнее, да и безразличнее. У обследованных отмечали постоянную вя­лость, раздражительность, показавшуюся обидчивость, несдержанность, в част­ности слезливость при разговоре о детях.

Вторую группу (29 человек, средний возраст 37,2 года) составили дамы, для которых были свойственны наименьшая активность, рвение к уединению, маленькой круг знакомых. В заболевания ОТНОШЕНИЙ МАТЕРИ И РЕБЕНКА-ИНВАЛИДА малыша они винили мед пер­сонал. Сообщение о сути заболевания малыша воспринимали довольно спо­койно. Предпосылкой этого, возможно, являлись неправильные представления о заболевания малыша, дальние от действительности. Мамы не представляли полностью тяжести

состояния малыша. Видимо, при всем этом врубался типичный компенсаторный механизм.

Со временем мамы понимали положение, в каком они оказались, и ОТНОШЕНИЙ МАТЕРИ И РЕБЕНКА-ИНВАЛИДА вкупе с этим рождалась тенденция жить нынешним деньком, не строить планы на будущее. У многих из этих матерей появлялось депрессивное состояние: на­строение приметно понижалось и появлялись приступы отчаяния. Периоды пони­женного настроения удлинялись до нескольких суток и поболее, сопровождались наплывами тревожно-горестных мыслей.

Таким макаром, у ОТНОШЕНИЙ МАТЕРИ И РЕБЕНКА-ИНВАЛИДА матерей обеих групп, невзирая на различия психологического состояния, которые можно было следить сначала, в конечном итоге находится стойкая выраженная депрессия. В предстоящем такое состояние сохраняется. Сход­ные данные были получены входе домашней психотерапии и организации лечеб­ной помощи родителям нездоровых, страдающих нейросенсорными нарушениями слуха [7].

Находясь в хронически стрессовом состоянии, многие ОТНОШЕНИЙ МАТЕРИ И РЕБЕНКА-ИНВАЛИДА мамы меж тем не торопятся отдавать собственного малыша в дом инвалидов. Они теряют мужей, лишают себя всех радостей, но остаются рядом с ребенком. Нам близки мысли детского психи­атра М. И. Буянова, который пишет, что «у таких матерей равномерно формиру­ется сверхценное отношение к тяжело нездоровому ребенку. Они лицезреют смысл ОТНОШЕНИЙ МАТЕРИ И РЕБЕНКА-ИНВАЛИДА свое­го существования в опеке над ребенком; в том, что они лишают себя новейшей, нор­мальной семьи, настоящего малыша, они лицезреют особенный героизм, предел самопожертвования, оправдание и разъяснение всего, чего, может быть, не доби­лись в жизни» [2. С. 59].

Мы тщательно тормознули на психическом климате семей детей-инва­лидов, психологическом ОТНОШЕНИЙ МАТЕРИ И РЕБЕНКА-ИНВАЛИДА состоянии матерей, чтоб дальше разглядеть делему педа­гогической этики, либо деонтологии1, делему отношений к родителям, попав­шим в тяжелейшие актуальные происшествия, со стороны тех лиц, которые в силу проф обязательств учавствуют в их судьбе.

Понятно, что способности глубоко отсталого малыша очень невелики, его продвижение, по последней мере на ОТНОШЕНИЙ МАТЕРИ И РЕБЕНКА-ИНВАЛИДА первых шагах обучения, фактически неза­метно. Представьте для себя мама, которая идет к преподавателю за помощью, а уходит с чувством полной безнадежности.

Перефразируя выражение наикрупнейшго российского психоневролога и нейрофи­зиолога В. М. Бехтерева: «Если нездоровому после беседы с доктором не становится легче — это не врач», мы можем сказать, что ОТНОШЕНИЙ МАТЕРИ И РЕБЕНКА-ИНВАЛИДА если мама малыша после беседы с педагогом-дефектологом уходит подавленной, убитой, не видящей никаких воз­можностей для продвижения в развитии собственного малыша, то это не преподаватель. Необу-чаемых деток нет. Нужно показать мамы пусть самые жалкие, чуть за­метные успехи малыша в учебной либо другого вида деятельности ОТНОШЕНИЙ МАТЕРИ И РЕБЕНКА-ИНВАЛИДА. Если малыш не умеет натягивать колготки, то он, непременно, наденет панаму. Если ребенок не может выложить из палочек простую фигуру, то ему окажется под силу со­брать эти палочки и положить в коробку. Следует только подобрать доступное для малыша задание и запастись терпением. При всем этом преподавателю нужно подчерк-

1 Деонтология (от греч ОТНОШЕНИЙ МАТЕРИ И РЕБЕНКА-ИНВАЛИДА. деонтос — подабающее, соответствующее и логос — учение) — наука о долге, мо­ральных обязательствах, проф этике.

нуть, что заниматься с ребенком должны оба родителя. Если ответственность за воспитание переносится на 1-го из их, то к нему бывают обращены и все пре­тензии, следствием чего могут быть неурядицы в семье ОТНОШЕНИЙ МАТЕРИ И РЕБЕНКА-ИНВАЛИДА. В тех случаях, когда от­ветственными ощущают себя оба родителя, они сотрудничают и помогают друг

другу.

Преподаватели должны относиться к семьям, в каких есть детки с ограниченными способностями, в высшей мере деликатно и заботливо, стараясь, со собственной сторо­ны, упрочить согласие в семье. Статистика свидетельствует, что более полови­ны таких ОТНОШЕНИЙ МАТЕРИ И РЕБЕНКА-ИНВАЛИДА семей распадаются, все тяготы по воспитанию малыша ложатся на мате­рей, которые не знают, что такое отпуск, театр, вечеринка, — все свое время, вни­мание и силы отдают ребенку. Вот они-то и нуждаются в помощи сначала, с ними-то и приходится заниматься педагогической психотерапией.

У нас имеется определенный ОТНОШЕНИЙ МАТЕРИ И РЕБЕНКА-ИНВАЛИДА опыт групповой терапии, проводившейся с родите­лями детей-инвалидов. Велись беседы на такие, к примеру, темы: «Как совладать с неувязкой, когда в семье есть ребенок с ограниченными возможностями», «Супру­жеские отношения», «Вы и ребенок посреди друзей и родственников, в городском транс­порте» и т. д. Откровенные беседы родителей с консультантом и вместе ОТНОШЕНИЙ МАТЕРИ И РЕБЕНКА-ИНВАЛИДА по­могают по другому принимать трудности, предки начинают лучше осознавать инди­видуальные особенности собственного малыша, перед ними открываются более широкие способности его воспитания.

Групповые занятия сближают родителей меж собой, появляются дружественные, товарищеские связи. На совместных семейных праздничках звучит хохот. В процессе по­добных встреч дискуссируются задачи воспитания и обучения ОТНОШЕНИЙ МАТЕРИ И РЕБЕНКА-ИНВАЛИДА деток, способности проведения домашнего отдыха и т. п.

Как уже указывалось, способность к обучению малышей с глубокими нарушения­ми ума невелика, их потенциальные способности раскрываются очень медлительно. В главном в глаза бросаются те трудности, которые испытывает ребе­нок. Потому не стоит акцентировать внимание мамы на его бедах ОТНОШЕНИЙ МАТЕРИ И РЕБЕНКА-ИНВАЛИДА и неадек­ватных поступках. Почему? Да поэтому, что в этом нет конструктивного начала. И не считая того, 1-ое правило, которому должен следовать учитель, — не оскорб­лять родительских эмоций. Неким преподавателям кажется, что чем в более неудоб­ное положение они поставят родителей своими замечаниями, тем лучше для дела — они посильнее ощутят ОТНОШЕНИЙ МАТЕРИ И РЕБЕНКА-ИНВАЛИДА свою ответственность за малышей. Это непростительная ошибка. Следствие такового подхода — чувство отчаяния, недоверие к преподавателю и нежелание встречаться с ним. Положительных результатов легче достигнуть в этом случае, если разговор с родителями начать с того, чего уже ребенок достигнул в собственном развитии и какие задачки предстоит решить в ОТНОШЕНИЙ МАТЕРИ И РЕБЕНКА-ИНВАЛИДА предстоящем.

Что касается беспристрастных проблем, особенностей поведения и эмоциональ­ной сферы малыша, консультант их обязательно коснется, но произойдет это в процессе благожелательной, доверительной беседы. Давая советы, как стро­ить занятия, преподаватель учитывает условия жизни каждой семьи, ее состав и культур­ный уровень, число деток, по другому советы возможно окажутся ОТНОШЕНИЙ МАТЕРИ И РЕБЕНКА-ИНВАЛИДА трудновыполнимыми и у родителей возникнет чувство своей слабости.

Преподаватель должен соблюдать определенные границы в использовании той ин­формации о на психическом уровне нездоровом ребенке, которой он располагает. Не считая того, мама часто доверяет учителю чисто личные трудности. Если преподаватель будет спе-

кулировать имеющимися сведениями, он утратит в очах родителей всякий ав­торитет ОТНОШЕНИЙ МАТЕРИ И РЕБЕНКА-ИНВАЛИДА. Учитель и предки владеют разной компетентностью в осознании заморочек, связанных с состоянием малыша, что полностью естественно, но что иногда делает у более ознакомленного в вопросах специальной педагогики учителя ис­кушение учить, занять положение непреложного авторитета. Поучительный тон недопустим и с родителями обычного, здорового малыша, а тем паче — с ро ОТНОШЕНИЙ МАТЕРИ И РЕБЕНКА-ИНВАЛИДА­дителями детей-инвалидов. Бывая на школьных собраниях, нередко слышишь в воззваниях преподавателей к родителям: «Вам следует, вы должны» и т. п. Дорогие пе­дагоги! Ничего нам предки не должны. Это мы, преподаватели, докторы, общество, го­сударство, должны пошевелить мозгами, почему из 43 воспитанников 1-го из реабилита­ционных центров ОТНОШЕНИЙ МАТЕРИ И РЕБЕНКА-ИНВАЛИДА Сибири 9 — детки с заболеванием Дауна (данные, приобретенные авто­ром), почему на местности 1-го из районов Свердловской области, поданным проведенного обследования, число здоровых малышей не превышало 2%, а детки с поражением центральной нервной системы и сопутствующими болезнями составили 78% [9].

Укажем также и на тот факт, что образовательный уровень родителей глубоко отсталых малышей (в ОТНОШЕНИЙ МАТЕРИ И РЕБЕНКА-ИНВАЛИДА отличие оттого, что наблюдается в семьях воспитанников с лег­кой формой интеллектуальной отсталости) довольно высок. По нашим данным, до 20-25% из их имеют высшее образование, интересуются специальной литерату­рой и могут вступить с преподавателем в квалифицированную дискуссию.

Особо считаем нужным тормознуть на отношениях, складыва­ющихся на ПМПК меж членами комиссии и ОТНОШЕНИЙ МАТЕРИ И РЕБЕНКА-ИНВАЛИДА мамой ребенка-инвалида. Не­сомненно, мамы следует знать результаты квалифицированного анализа состояния малыша, его способности в плане воспитания и обучения. Но не в мень­шей, если не в большей, степени она нуждается в сострадании, осознании и под­держке профессионалов. Но в почти всех случаях посещение комиссий (консуль ОТНОШЕНИЙ МАТЕРИ И РЕБЕНКА-ИНВАЛИДА­таций) становится для родителей психической пыткой, унижением, очеред­ным грубым напоминанием об их горе.

Члены комиссии должны осознавать, что ребенок, проехавший с мамой в пе­реполненном транспорте через весь город, утомившийся ожиданием перед две­рью собственной очереди, в новейшей обстановке, посреди незнакомых людей не может сходу, как этого от него желают ОТНОШЕНИЙ МАТЕРИ И РЕБЕНКА-ИНВАЛИДА, показать те малозначительные потенциальные возможнос­ти, которыми он обладает2. Подходящим будет начало, если после знакомства с анамнезом члены комиссии поговорят с мамой (обращаясь к ней по имени и отчеству, что сходу обусловит уважительно-доверительный тон всего разговора) о ребенке, о том, что неплохого она в нем лицезреет, о ОТНОШЕНИЙ МАТЕРИ И РЕБЕНКА-ИНВАЛИДА том, что он умеет делать. Несом­ненно, мама произнесет, что ее ребенок ласков, добр, умеет ликовать подаркам (из­вестно, что чувственная сфера у глубоко отсталых малышей относительно более сохранна, чем ум). Она обязательно скажет, что отпрыск либо дочь в состоянии сделать в бытовом плане, к примеру, подать папе домашние туфли ОТНОШЕНИЙ МАТЕРИ И РЕБЕНКА-ИНВАЛИДА, когда он при-

2 Не представляя данный способ как единственно вероятный, желаем только отметить, что немец­кие спецы исследуют томных детей-инвалидов в домашних критериях (материалы Междуна­родной научно-практической конференции «Социально-личностная абилитация малышей и подрост­ков-инвалидов с глубокими нарушениями интеллектуального развития и всеохватывающими нарушениями». Псков ОТНОШЕНИЙ МАТЕРИ И РЕБЕНКА-ИНВАЛИДА, 5-7 января 1995 г.).

шел с работы. Это всегда приятно — поведать не плохое о собственном ребенке внима­тельному слушателю, и у мамы снимается то напряжение, с которым она входи­ла в кабинет. Только после того, как установилась атмосфера теплоты и взаимопо­нимания, можно приступать к психолого-педагогическому обследованию ребен­ка ОТНОШЕНИЙ МАТЕРИ И РЕБЕНКА-ИНВАЛИДА, тем паче что во время беседы консультанта с мамой ребенок успокоился и равномерно адаптировался к новейшей обстановке.

Формы, которые избирают члены комиссии, чтоб сказать свое решение ро­дителям, могут быть различны, но при всем этом бесцеремонность, резкость должны быть исключены. Мы считаем недопустимым, когда родителям молвят «в лицо» о бесперспективности малыша. (Такие ОТНОШЕНИЙ МАТЕРИ И РЕБЕНКА-ИНВАЛИДА случаи мы следили не один раз.) Как уже говорилось, необучаемых малышей нет. Нужно поведать мамы и по способности по­казать, как можно упорядочить поведение малыша, обучить самообслуживанию и простым формам общения. Членам комиссии следует посодействовать семье принять адекватные решения в вопросах воспитания и обучения малыша.

Установление правильных отношений профессионалов ОТНОШЕНИЙ МАТЕРИ И РЕБЕНКА-ИНВАЛИДА с родителями де­тей-инвалидов просит от первых огромного такта, выдержки, духовного тепла и умения соболезновать. Приготовить студентов-дефектологов к работе, вооружив их не только лишь методиками, да и выработав у их определенные нравственные поня­тия, научив их педагогической этике, нужно и полностью может быть. Для этого следует ОТНОШЕНИЙ МАТЕРИ И РЕБЕНКА-ИНВАЛИДА ввести спецкурс педагогической деонтологии в программку дефектологи­ческих факультетов педагогических институтов, опыт этого уже имеется (деффак МПГУ).

Было бы целесообразным в открывающихся реабилитационных центрах иметь для родителей комнаты психической разгрузки. Тут под управлением вра­ча-психиатра, психолога либо специально приготовленного преподавателя может быть организовать семейную психотерапевтическую помощь ОТНОШЕНИЙ МАТЕРИ И РЕБЕНКА-ИНВАЛИДА.


otnoshenie-dostojnoe-odobreniya.html
otnoshenie-filosofii-religii-k-filosofii-i-religii.html
otnoshenie-i-proporciya-proporcionalnost.html