Отношения знак— референт: подход Пирса

В рамках многомерной систематизации символов Пирса одно расчленение связано с физическими отношениями меж­ду знаком и его референтом. Это разделение отношений символ — референт на «иконическое», «индексальное» * и «символическое», которые есть независимо от об­щества. Вспомним старенькый философский вопрос о дереве,

* В российской терминологии подобные дела время от времени обозна­чаются соответственно Отношения знак— референт: подход Пирса как изобразительное и указательное.— Прим. не рев.


падающем в лесу, где нет никого, кто бы мог услышать звук его падения. Можно ли сказать об этом дереве, что оно издало звук? Это, непременно, находится в зависимости от определения термина «звук». Во всяком случае, можно утверждать, что падающее дерево Отношения знак— референт: подход Пирса вызывает определенные колебания воз­духа, воздушные волны, независимо от того, добиваются эти волны чьих-либо ушей, либо нет, т. е. в принципе тут можно гласить о возможной способности услышать звук. Точно так же обстоит дело с описанием Пирса икони-ческих символов, знаков-индексов и знаков — оно отно­сится к знаковому потенциалу Отношения знак— референт: подход Пирса беспристрастного дела меж 2-мя объектами либо событиями реальности.

Иконический символ представляет собой символ, который связан со своим референтом благодаря некому физи­ческому сходству меж ними. К примеру, набросок языка пламени является иконическим знаком огня, так как набросок сохраняет некие двухмерные, визуально вос­принимаемые признаки огня. Знаки могут Отношения знак— референт: подход Пирса различаться по «степени иконичности», т. е. по количеству признаков (либо степени выраженности 1-го определенного признака), общих для средства и референта (Т в е р с к и 1977). Смысл [такого рода связи меж знаком и референтом] для сооб­щества носителей знака заключается в том, что если б группа, использовавшая данное отношение Отношения знак— референт: подход Пирса меж иконическим знаком и референтом, должна была бы пропасть без сле­да, то это отношение потенциально могло бы быть восста­новлено и применено другими мыслящими созданиями, способными увидеть то же физическое сходство. Чем боль­ше степень иконичности, тем больше возможность повтор­ного открытия этого дела.

«Знак-индекс» — это символ, который связан Отношения знак— референт: подход Пирса со своим референтом с помощью некого конкретного фи­зического сосуществования с референтым объектом собы­тием. К примеру, дым является индексом огня, так как дым есть событие, которое порождается огнем, и, следова­тельно, всегда возникает вкупе с ним. Наименее ясно, что могла бы обозначать степень индексальности в сопоставлении со степенью Отношения знак— референт: подход Пирса иконичности. По-видимому, символ мог бы быть более либо наименее индексальным зависимо от степени всепостоянства его возникновения вкупе с референтом. Тут ве­личина индексальности могла бы измеряться быстрее в про­странственно-временных определениях, ежели числом приз­наков либо степенью выраженности 1-го определенного признака. Смысл связи меж Отношения знак— референт: подход Пирса референтом и знаком для


общества носителей знака схож для знаков-индек­сов и иконических символов: если б общество мысля щих созданий должно было пропасть без следа, то отношение индекс — референт полностью могло бы быть восстановлено другой группой в процессе практической деятельности в том же физическом мире. Тут, так же как Отношения знак— референт: подход Пирса и в прошлом случае, чем больше степень индексальности, тем больше возможность того, что данное отношение будет открыто вновь.

«Знак-символ» — это символ, который связан с референ­том только средством конвенций, принятых сообщест­вом носителей. Это отношение совсем случайное, потому что меж его 2-мя компонентами отсутствует «есте­ственное» физическое сходство либо сочетаемость. Слово Отношения знак— референт: подход Пирса «огонь» представляет собой референт поэтому, что меж нами есть договоренность использовать данную последо­вательность звуков конкретно таким макаром. «Степень про­извольности» в отношении символ — референт противополож­на степени иконичности и/либо индексальности меж зна­ком и референтом. Смысл связи в данном случае для сообще­ства носителей знака заключается Отношения знак— референт: подход Пирса в том, что если б сообщест­во мыслящих созданий должно было безо всяких следов пропасть, то это отношение никогда, либо практически никогда, не могло бы быть без помощи других открыто вновь. По мере того как степень произвольности дела символ — референт приб­лижается к 100% (т. е. по мере приближения степени ико Отношения знак— референт: подход Пирса­ничности и/либо индексальности к нулю), возможность того, что данное отношение будет открыто вторично, приближа­ется к нулю.

Необходимо подчеркнуть, что Пирс не дискуссировал количествен­ных черт вероятности повторного открытия, как это делается тут. Он, но, подчеркивал, что указан­ные выше три класса символов являются незапятнанными Отношения знак— референт: подход Пирса формами, в то время как дела символ — референт в реальной реальности очень нередко оказываются сочетанием само мало 2-ух типов.

К примеру, благодаря физической сочетаемости со сво­ими референтами знаки-индексы характеризуются также и определенной иконичностью. Дым движется в том же на­правлении, что и огнь, и может возрастать в размерах пропорционально Отношения знак— референт: подход Пирса силе огня. След копыта оленя является индексом всего оленя, но он характеризуется и отношением иконичности с копытом оленя, также с направлением движения оленя.


Не считая обыденного сочетания иконических символов и зна­ков-индексов, существует огромное количество других видов отноше­ний меж знаком и референтом, в каких разная сте­пень Отношения знак— референт: подход Пирса произвольности смешивается или с иконичностью, или с индексальностью. В неких теориях происхождения и развития языка очень огромное значение придавалось «звуковому символизму», либо ономатопее (см. обзор в ра­боте: С т р о с с 1976), но непременно, что отдельные лингвистические знаки характеризуются отношением час­тичной иконичности с предметом Отношения знак— референт: подход Пирса либо событием, которое они представляют (к примеру, «гул», «чих», «лязг»). Приме­ры подобного рода, где просто выслеживается физическое сходство меж акустическим знаком и референтом, прав­да, встречаются очень изредка. Конкретно данный факт отдал неко­торым исследователям основание утверждать, что звуко­вая речь имеет более случайный нрав и, следователь­но, она Отношения знак— референт: подход Пирса более абстрактна по собственной природе, чем визуально-жестовые формы коммуникации типа южноамериканского жесто-вого языка (American Sign Language — ASL). Схожим же образом буквенные системы письма оцениваются как более абстрактные и, отсюда, как «высшие» по сопоставлению с идео­графическими либо иероглифическими системами (Г л е и т-м а н, Розин Отношения знак— референт: подход Пирса 1977). Мы не разделяем этой точки зрения и поясним наш подход в связи со сравнительным анализом усвоения языка и других сторон овладения куль­турой нормальными детками *. Что все-таки касается звукового языка и ASL, также буквенного и иероглифического пись­ма, то утверждение о большей иконичности дела ви­зуальный Отношения знак— референт: подход Пирса символ — референт нередко оказывается иллюзор­ным. Почти всегда иконичность отношений меж­ду жестовьш знаком и референтом в ASL, также иерог­лифом и референтом в почти всех сложных системах письмен­ности может быть осознана только после того, как нам ста­нет понятно значение знака (см., к примеру, Фришберг 1977). У истоков многих Отношения знак— референт: подход Пирса жестов ASL и иероглифов дейст­вительно стоят иконические знаки. Но знаки в про­цессе исторического развития перетерпели переход от ико­ничности к произвольности под воздействием, к примеру, тен­денции к легкости и простоты их сочетания и т. п. Как и в тех формах коммуникации 9-месячных деток, в каких употребляются дотягивание Отношения знак— референт: подход Пирса и выражение беспокойства, сиг­

* Этот вопрос отчасти затрагивается в главах 3 и 4 и поболее под­робно рассматривается в главе 6 монографии — Прим. перев.


налы становятся все более абстрактными и конвенциона-лизированными в процессе потребления, сохраняя только минимум признаков, нужный для недвусмысленного общения с членами собственной группы (в отличие от чужих).

Не Отношения знак— референт: подход Пирса считая этого процесса конвенционализации, развиваю­щегося во времени, существует и другой тип произволь­ности, который относится к моменту первого возникновения иконического знака. Принимая во внимание тот факт, что каждый признак референта не может быть исчерпываю­щим образом представлен в определенном символическом акте, при разработке иконического знака нужно «отобрать» какой Отношения знак— референт: подход Пирса-нибудь нюанс этого объекта-события для изображения в иконическом знаке. Процесс отбора сам по для себя нередко весь­ма произволен, так что, встретившись с этим знаком спустя длительное время после его возникновения, нельзя найти связь меж изображаемым признаком и целым объектом-событием, которому принадлежит данный признак. Напри­мер Отношения знак— референт: подход Пирса, в ASL есть жест, который представляет собой крест, изображаемый на высшей части руки, меж локтем и пле­чом. Узнав, что этот жест является конвенцией, принятой в ASL для обозначения медсестры либо медработника, мож­но просто установить его связь с красноватым крестом на нарукав­ной повязке медработника. Но возможность того, что такое Отношения знак— референт: подход Пирса отношение может быть установлено без познания смыс­ла жеста, очень мала. Данный тип иконического отноше­ния меж сложным референтом и средством, изображаю­щим некий произвольно избранный нюанс референта, получил заглавие «метонимического» дела.

Приведенные утверждения о произвольности жеста ASL связаны приемущественно с вероятностью самостоятель­ного открытия дела, которое Отношения знак— референт: подход Пирса только отдаленно напо­минает иконическое. Произнесенное, но, не значит, что если нам станет понятно об иконической связи меж зна­ком-жестом и референтом, мы не воспользуемся этой ико­ничностью. Как указывал Браун (1977), иконичность определенных жестов ASL может иметь мнемоническое зна­чение, быть средством удержания в памяти либо узнавания этих символов после Отношения знак— референт: подход Пирса первого знакомства с ними. Известен парадокс, описанный несколькими исследователями (напри­мер, Бонвиллиан, Нельсон 1978) *, когда аутич-ные детки либо детки, страдающие афазией, которые не могли

* См. также статью Бонвиллиана идр. в наст. сб., с. 103—142. Прим. ред.


усваивать звуковую речь, делали значимые успехи в усвоении ASL. Браун высказал предположение Отношения знак— референт: подход Пирса, что ико­ничность определенных жестов ASL может облегчать этим детям усвоение языка в зрительной модальности. Он ука­зывал, что, хотя многие жесты вправду очень отда­ленно связаны со своими референтами, жесты, преобладаю­щие в словаре деток с обозначенными формами нарушений (и, меж иным, в словаре шимпанзе, обученных исполь­зовать жесты), имеют тенденцию Отношения знак— референт: подход Пирса быть наименованиями «объектов базового уровня» (Р о ш 1978). В отличие от более абстрактных значений типа «люди» и «неделя», жесты, надлежащие понятиям базового уровня, такие, как «стул» и «машина», в существенно большей степени сохраня­ют свою иконичность. В опыте с нормально слыша­щими детками Браун учил их набору из Отношения знак— референт: подход Пирса 8 таких жестов базового уровня. Согласно условию одной серии опыта, малыши получили жесты ASL с их правильным переводом на британский язык. В другой серии те же самые жесты и их английские значения были спутаны так, что иконичность отношений была утрачена. Усвоение было существенно лучше в той группе, которая получала помощь Отношения знак— референт: подход Пирса в виде ико-нического дела.

Подводя итоги, можно сказать, что иконичность жестов ASL и иероглифов может употребляться для запоминания дела меж знаком-жестом и референтом после того, как на нее было обозначено. Но процесс исторического смещения в сторону произвольности формы, также ме­тонимические процессы выбора жеста привели к ситуации Отношения знак— референт: подход Пирса, когда иконичность жестов играет очень малую роль в рас­крытии дела меж знаком-жестом и референтом. Вправду, многие разновидности жестового языка настолько же непонятны носителям, разных диалектов, как и звуковые языки. Аналогично обстоит дело с иероглифически­ми системами письменности. Как следует, нередко упоминае­мое противопоставление звукового и жестового Отношения знак— референт: подход Пирса языков по сте­пени произвольности является призрачным. Мы возвратимся к этому ниже, при рассмотрении усвоения языковых и не­языковых знаков малышом.


otnositelnost-hudozhestvennoj-obektivnosti-uchebnik-dlya-bakalavrov.html
otnositelnost-neravenstv-bella-ili-novij-um-gologo-korolya-statya.html
otnositelnost-vospriyatiya-vremeni.html